Нина родилась через 12 лет после большой войны. Почти сразу после рождения дочери отец бросил семью. Когда у Нины родилась своя дочь, то она невольно повторила судьбу матери, оставшись без отца уже в три года. Первый и последний муж Нины был военным. Когда он уходил, Нина не держала его.

Лет через десять потребовалось оформить документы на развод, и он сам нашёл её. Привёз какие-то деньги, но встречаться с дочерью отказался наотрез. Нина не возражала, взяла деньги и безропотно подписала все бумаги. Она сделала это тем более спокойно, что уже давно жила с другим мужчиной.

Нина работала детским логопедом. Она любила эту работу. Ей нравилось ощущать себя в роли профессора Дулитла. Постепенно она стала замечать, что пользуется влиянием на детей. Шаловливые дети в её присутствии переставали шалить, робкие наоборот раскрепощались. Однажды она прочла в научно-популярном журнале, что природный дар внушения – суггестии – в себе можно развить и усовершенствовать. Нина нашла в Ленинграде специальные курсы, довольно дорогие даже по тем временам. После нескольких занятий поняла, что имеет дело с халтурщиками. Другой бы на её месте бросил всё, но она добросовестно отучилась полгода, не торопясь демонстрировать свой дар на людях. В конечном итоге она оказалась права. Халтурщики, сами того не ведая, помогли ей выйти на другой уровень, приобрести такие полезные знакомства, какие не приобретёшь ни за какие деньги. Потихоньку Нина поднабралась мудрёной терминологии, выучилась несложным приёмам мануальной терапии и, что очень важно, фокусам. Без фокусов не обходился ни один из её новых знакомых, даже те, кто обладал бесспорными способностями.

Случай проверить себя представился вскоре. Партия и правительство объявили войну пьянству и алкоголизму. Очереди в лечебно-трудовые профилактории вытянулись во времени и в пространстве. Но, что самое главное, так это то, что опасность нависла над теми, кто считал себя застрахованными от большинства советских бед. Так часть мелкой и средней номенклатуры, которая ещё тешила себя честолюбивыми помыслами, бросилась искать страховку от пагубного пристрастия. Товарищи оказались очень суеверными. Всякий, кто находил бабку, умевшую сотворить заговор от пьянства, почитал себя счастливым человеком. Бабки же, вытащенные из нафталина, быстро осознав свою значимость в новых условиях и скоротечность самих условий, деньги стали драть непомерные.

Вот тут-то и настал звёздный час для Нины. Клиентура образовалась быстро, причем постоянная. Нина резонно рассудила, что алкогольную зависимость клиентов следует использовать по максимуму. В отличие от знахарок она не драла бешеные деньги за разовый визит, но и не обещала помощь с первого раза. Внушение, мануальная терапия плюс фокусы, которые Нина усовершенствовала и довела до блеска, обеспечили ей небольшой, но стабильный доход на дому. Впервые в жизни она почувствовала себя свободной и материально обеспеченной. Когда в Ленинграде открылся филиал школы для экстрасенсов, Нина без сожаления оставила свою клиентуру и отправилась получать «Диплом Чёрного Лотоса». Ей уже не были нужны знания. Ей просто был нужен красивый диплом и новые знакомства в той сфере деятельности, которую она решила осваивать дома. Кстати, и дочку отвезла к матери в Ленинград, где сразу же и без особого труда, а благодаря лишь полезным знакомствам, пристроила в престижную гимназию.

Через год Нина вернулась домой с дипломом таинственной школы восточной медицины «Чёрный Лотос» и массой новых идей. Лечение от алкогольной зависимости быстро отошло на задний план. В стране грянула перестройка – пить было некогда, надо было зарабатывать деньги. Старая клиентура постепенно вернулась к ней, но уже в новом, кооперативном качестве. Каждый хотел стать преуспевающим бизнесменом, в чем искал любой поддержки. Нине достало ума не объявлять себя экстрасенсом, что было очень модно в соответствующих кругах. Памятуя свой логопедический опыт, она стала рекомендоваться биоэнерготерапевтом школы «Чёрного Лотоса». Красивый диплом был помещён под стекло в золочёную рамку и вывешен прямо в прихожей. В квартире новоиспечённого биоэнерготерапевта запахло индийскими благовониями. Теперь Нина лечила от десятка внутренних болезней, обязательно подтверждённых официальными диагнозами, а ещё от лёгких форм шизофрении, от заикания и сглаза. Но и этим она не ограничилась, уловив спрос на белую магию.

Молодой симпатичный биоэнерготерапевт женского пола, к тому же с задатками Белого мага, постепенно входил в моду. К ней потянулись те, кто хотел добиться успеха в жизни, в бизнесе, счастливой семейной жизни, приворожить любимого, развеять чары других магов, подлатать энергетические дыры и поправить защитное поле. Вот когда ей по-настоящему пригодился дар внушения. Каждый второй становился постоянным клиентом. Нашлись и те, кто попадал в сильную «экстрасенсорную» зависимость. Они звонили Нине по ночам и приходили домой в любое время, требуя немедленного облегчения страданий или магической помощи. Вместе с ними не иссякал и денежный поток, к которому Нина уже успела привыкнуть. Мужчина, с которым она жила в то время, ушёл, не выдержав ежедневной и еженощной домашней пытки пациентами.

Нина стала увлекаться алкоголем, тем более что традиционных подношений врачу было более чем достаточно. Шкаф на кухне ломился от дорогих сортов виски, коньяка и экзотических напитков. Подношения в виде шоколада и шоколадных конфет она сразу же раздаривала знакомым, потому что боялась располнеть. Нина больше не гонялась за каждым клиентом и могла позволить себе расслабиться вне дома. Вскоре она стала замечать за собой, что пьёт уже каждый вечер. Психологическая нагрузка была очень велика, и велик был соблазн снять напряжение алкоголем. Нине уже приходилось иметь дело с наркоманами, и она легко могла бы достать слабые наркотики, но однажды попробовав марихуану, дала себе зарок на всю оставшуюся жизнь. Все чаще она стала замечать, что по утрам испытывает потребность опохмелиться. Работа на износ давала себя знать. Большую часть своей клиентуры Нина раздарила знакомым экстрасенсам, оставив себе только приятных и выгодных клиентов. Она уже начала приходить в себя, когда грянул новый бум.

Государственные нововведения в медицине, обязательная медицинская страховка, платный приём у врача-специалиста, очереди на операции привели к тому, что народ начал искать спасения в альтернативной и нетрадиционной медицине. Облегчить боль и страдания, заштопать «дыры», получить утешение можно было за гораздо более умеренную, чем в поликлинике плату. При этом не надо было стоять в очереди к домашнему врачу, чтобы получить направление на обследование и потом неделями дожидаться своей очереди у специалиста, да ещё выкупать в аптеке дорогие лекарства. Нина давно уже поняла, что пациент не всегда требует от врача реальной медицинской помощи, вполне достаточно разделить с ним страдание на словах, дать ему утешение в беседе. Чем круче государство заворачивало гайки медицинской реформы, тем быстрее Нина обрастала пациентами. К сожалению, вернулись и старые привычки.

Однажды днём Нина ушла из дома в ближайший бар. Нет, не ушла даже, а сбежала от пациентов. Она вдруг почувствовала, что её неудержимо тянет из дома. Домашние стены и потолок буквально давили её.  Собираясь в бар, Нина надела джинсы, тёплый свитер и почему-то кроссовки вместо туфель. Подхватив с вешалки тёплую куртку вместо красивого пальто, она легко сбежала по лестнице. Лишь после второй рюмки бренди женщина немного пришла в себя и сделала несколько звонков по мобильному телефону, отменяя срочные визиты пациентов. Потребовала кофе покрепче и ещё бренди. К вечеру «на автопилоте» Нина оказалась у автобусного вокзала. Внезапно ей пришла в голову мысль, уехать отсюда к чёртовой матери. Проснулась ночью, кажется, что единственной пассажиркой в автобусе. В салоне было темно и страшно. Нина закрыла глаза и провалилась в кошмар, героями которого были пациенты.

Проснулась она оттого, что её сильно укачало. Боясь, что вырвет прямо в салоне, Нина кое-как доковыляла до водителя и попросила остановить автобус. Водитель не стал дожидаться странной пассажирки. Сделав вид, что высадил женщину по её требованию, водитель поехал дальше, и Нина осталась одна.

Сквозь серое небо проклюнулся рассвет. Было прохладно, но не холодно. Сделав несколько шагов по дороге, женщина полной грудью вдохнула влажный лесной воздух. Головная боль прошла. Тошнить перестало. Затёкшие в автобусе мышцы требовали движения. Нина свернула влево на просёлочную дорогу и пошла сначала медленно, затем, ускоряя шаг, через десять минут она почти бежала навстречу утренней заре.

Обсуждение закрыто

Вход на сайт