Много, много лет была скована льдами Земля, тяжелым снегом присыпана, и только редкие верхушки скал, как гнилые зубы, подверждали, что все же — она существует. Но несмотря на суровые условия жизни, была она — Родина, для всякой живучей живности. Тяжело им было, голодно и холодно, но пришло глобальное потепление, ручьями в одночасье стекли ледники в Oкеан. Не люди тому причиной, пусть и тешат себя самомнением, просто одно время пришло на смену другому.


И не Земля это оказалась, а гораздо меньше, в ожерелье скал разных, морем разделенных и жителей на них, раньше запросто туда-сюда кочующих, а ныне самостоятельность прoвозгласивших.

На одном таком осколке прошлого, размеров самых скромных, называемом "Птичий oстров", собрался совет демократический — побазарить. Председателем почетным — пингвин заморский. Их, этих пингвинов, в Антарктиде тьма-тьмущая, у всех клювы одинаковые, а этот здесь один, солидный и упитанный. Была у него справка от орнитологов — "Из местных". Летать пингвины не умеют. Если бы мог, может тогда увидел бы он размеры правления своего, да не звал бы себя Королевским, но этот был не из скромных, внимание к себе требовал.

- Господа и все остальные!
Начал он базар.
- Мы собрались здесь, на столько уже лет свободной скале, чтобы отметить очередную годовщину нашей демократии. Согласно однажды установленным стандартам — демократию !

- Да, да, да…
Закивали головками тупики, которые на "Птичий oстров" еще по снегам пешком пришли и которых так и звали — "пришлые".

- Да, да, да…
Завопили чайки и крачки, которые и в стае передерутся.

- Да, да, да…
Прокаркали бакланы, жители теплых скал, вполне довольны всем, если это — "их"!

- Да, да, да…
Захохотали поморники, которые рыбу не ловили, а отнимали.

- Да?
Промолчали глупыши. Они есть и их нет. Как белых ворон.

- Я не стану говорить о несущественном!
Продолжил парадный пингвин повышенным голосом.
- О проблемах надуманных, о голоде и холоде, о гнездах брошенных, о глобальном тайфуне, гриппе птичьем, нас не миновавшем, о слухах мелочных, переСМИшниками раздутыми, нет, я, как всегда, о целях в будущем, о сохранении традиции и едином стандарте на яйца.

После столь многозначимосказанного, следовало перевести дух. Слово для доклада предоставили буревестнику.

- Да, да, да…
Закивали привычно головушками тупики.

- Да, да, да…
Еще громче завопили чайки и крачки.

- Да, да, да…

Буревестник в небе — как пьяный. Но за трибуной — вылитый орел морской!

- ПТИЦЦЦЫ!
Гаркнул он и растопырил крылья.
- Вы знаете, что творится у Большого cоседа? Белый медведь гоняет неукротимого тюленя, не сегодня, завтра, он его сожрет! И что тогда? Kто станет его следующей жертвой? А тогда он вспомнит про нас, и кто ему помешает переплыть море, вскарабкаться на наш Птичий oстров?!

- Да, да, да …
В сомнении закивали головками тупики.

- Да, да, да…
В возмущении заорали чайки, крачки и другие.

- Лохматый убийца захочет разорить наши гнезда и просто мечтает, как присоединить наш маленький, к его большому! Но!!!

И буревестник задрал вверх указательное перо правого крыла.

- К счастью у нас есть надежный союзник. Три дня тому назад я был с визитом у кита, и даже имел честь посидеть у него на спине. Так вот, он заверил, что не оставит нас один на один с косолапым зверем!

- Позвольте! Позвольте!!
Это приземлился к микрофону полярный филин. Все знали, что на Птичьем острове нет леммингов, но выглядел он вполне сытым и гладким. Вот загадка?

- Тоже мне защитник наших интересов! А не киты-ли ваших птенцов глупых вместе со всякой мелочью заглатывают? Где рыба?! Где наша рыба, которую они всю сожрали?

- Да, да, да…
Закивали тупики. Они всегда приходили в восторг, когда выступал ТАКОЙ.

- Да, да, да…
Засуетились олуши, почти чайки, но с синими еще лапками.

- Да, да, да…
Хоть и согласные, но не меняющие своих взглядов, расшумелись чайки, крачки и бакланы.

- Да?
Традиционно промолчали глупыши.

- Свобода требует жертв! Мы скорбим по глупо пропащим, но я сам им по медальке выдал, посмертно, и рыба совсем не главное, главное, с кем мы сегодня!
Постарался успокоить общественность пингвин.

- Главное, это определиться с приоритетами. Мы порвали с прошлым, и море теперь, разделяющее нас, тому докозательство. Мы выкинули на свалку истории тотeм "Добродушного Дракона" и теперь у нас новый "Гордый Птерoдактиль", мы все, все, единодушно голосовали за это!

- Да, да, да…
Затрясли головушками тупики, вспомнив выдранные перья.

- Да, да, да…
Восторженно кричали чайки и крачки.

- Да, да, да…
Без особого энтузиазма отметили бакланы, пересчитав, сколько им стоили те выборы.

Попрaвив вечно сползающе на кончик клюва очки, полярный филин, не обращая внимания на общий ор, продолжил.

- А спросите у альбатросов, которые в океане все время болтаются, заметили ТАМ, наш новый тотeм?

За альбатросов, которые на Птичий остров раз в году прилетали за новым мандатом, ответил буревестник.

- А тебе, медвежий прихвостень, завидно? Завидно, что не тебя делегировали, что, крылья коротки? Так вот, за весь мир скажу — заметили! Мне лично один пеликан свое восхищение прислал, передает, что наш новый тотем, ему дедушку напомнил. Представьте, где мы — а где пеликан!

На трибуну, как петух на курицу, запрыгнул полярный филин и. срывая голос, закричал.
- А мой электорат (подразумевая конечно тупиков) вы спросили, а может они…

Разобрать, кто что еще хочет сказать, было уже невозможно.

- Да, да, да…
Яростно топали ластоногие тупики.

- Да, да, да…
Раззявив клювы кричали готовые к большой драке чайки, крачки и бакланы.

- Да, да, да…
Хохотали всегда жизнерадостные поморники, вихрем кружа над собравшимися.

- Да!
Хотели высказаться глупыши, но их мнение никого не интересовало.

***

Но прошло совсем немного времени и все успокоилось, улеглись страсти и затихли драчуны. Kто-то нырял и гонялся среди водорослей за рыбой, кто-то кружил над морем в надежде на удачу, поморники грабили, а бакланы улетели кормиться по помойкам и свалкам. Время меняет ландшафт, меняет тотемы. Выживают при всех режимах и при любом климате и всегда будут те, кто мечтает о сытом равенстве в курятнике и те, кто готовы терпеть и наслаждаться свободой.

Хотя, если обьективно, не известно, какая жизнь слаще, и где дольше живут.


PS
Этот фельетон был написан во время Рос-Груз событий. Но кажется - сегодня.

Обсуждение закрыто

Вход на сайт