Русским детям сложно учиться по учебникам, написанным для эстонцев

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
Язык легче освоить, начиная с простого, шаг за шагом двигаясь в сторону сложного. Фото: Scanpix/Postimees
Язык легче освоить, начиная с простого, шаг за шагом двигаясь в сторону сложного. Фото: Scanpix/Postimees

Должен ли второклассник, чей родной язык русский, знать значение слов "võõp" (мазня), "oid"(смекалка) и "vats"(брюхо), задается вопросом журналистка Тийна Ваппер на страницах Õpetajate Leht. По мнению журналистки, обучать детей младших классов в русских школах по учебникам, созданным для их эстонских сверстников, неразумно, передает Uudised ERR.

В ходе анализа интеграции, проведенного центром политических исследований Praxis, выяснилось, что 78% русскоязычных в Эстонии поддерживают как можно более раннее обучение эстонскому языку и согласны, что азы должны даваться еще в детском саду.

Журналистка встретилась с Юлией — русской женщиной, сын которой ходит во второй класс в русской школе. По словам Юлии, даже те родители, которые не знают эстонского языка, предпочитают отдавать своих детей в эстоноязычные детские сады для того, чтобы тем было позже проще учиться в школе.

Сын Юлии — второклассник, уроки музыки и учение о человеке ему преподают на эстонском (помимо обычных уроков эстонского языка). В этом году в расписание добавился и английский язык.

Юлия считает неправильным, что детей в русских школах учат по учебникам, созданным для эстонских ребят, которые оказываются для них слишком сложными.

Язык легче освоить, начиная с простого, шаг за шагом двигаясь в сторону сложного, убеждена она.

Действительно ли ребенок, родной язык которого русский и который ходит лишь во второй класс, должен знать значение слов "võõp" (замазка), "oid"(смекалка) и "vats"(брюхо)? Уметь находить лишние буквы в словах "kuusejehted" (kuuseehted — елочные игрушки) и "puallid" (pallid – мячи), "tinglikesed" (inglikesed - ангелочки)? Быть в состоянии различить нюансы значения слов  "rõõmus" (радостный) ja "õnnelik"(счастливый)? Понимать загадки и пословицы на эстонском?

Юлия рассказала, что ей приходится часами помогать сыну в учебе по вечерам.

Непонятные слова песен на уроках музыки ее сын запоминает механически, зубрить приходится и заданные на дом отрывки из «Учения о человеке».

Хороший, содержательный учебник, в котором автор собрал лучшие рассказы и стихотворения эстонской детской литературы, слишком сложный для второклассника с его запасом слов и языковыми навыками.

Задания: «Прочитай с выражением!»,»Перескажи», «Угадай!», «Выучи наизусть!» не может выполнить ребенок, который выучил недостаточно существительных, глаголов и прилагательных и не умеет составлять предложения.  При этом учебник не сконцентрирован на изучении слов и формировании речи.

Для Юлии важно, чтобы сын хорошо владел эстонским, поэтому она делает все, чтобы ему помочь.

Сама она изучала эстонский в русском детском саду и школе по т.н. классической методике, а университет закончила уже на эстонском.

Некоторые родители одноклассников сына Юли, которые не в состоянии самостоятельно помочь своим детям, нанимают для своих чад репетиторов.

Нет сомнений, что если изучение языка протекает с такими сложностями, оно вызывает отторжение у детей, и делает учебу неприятной.
Возникает вопрос, почему издатели учебников не считаются с русскими школами.

Учебники вышли уже в то время, когда было принято решение о переводе обучения на эстонский, и стало известно, что их будут использовать и русские дети.

Если бы к составлению учебника музыки был привлечен хотя бы один русский редактор, имя дракончика Сиси — одного из четырех его героев — обязательно было бы изменено.

Юлия считает, что ситуацию следует исправлять. Для начала, по ее мнению, следовало бы увеличить число уроков эстонского языка в русских школах, сделать преподавание эстонского в детских садах более эффективным и напечатать новый учебник эстонского — все ради того, чтобы русские дети знали бы эстонский язык.

Татьяна Космынина

Редактор

rus.err.ee

Право на образование – это право человека, а не привилегия!

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
Рафик Григорян. Фото из личного архива
Рафик Григорян. Фото из личного архива

«Получение образование на родном языке для меньшинств – это не право, а привилегия...,- сказала порталу DzD.ee член совета Эстонского центра по правам человека Ийви Анна Массо. – Следует разделить, что исходит конкретно из требований обеспечения прав человека, а что нет. Например, получение образования на родном языке само по себе не может быть универсальным правом  человека для всех».

Руководитель Эстонского центра по правам человека Кари Кяспер пошел еще дальше и указал, что «переход на эстоноязычное обучение в русских школах не является нарушением прав человека», поскольку это «поможет повысить конкурентоспособность учеников». Как правило, оба правозащитника рассуждают безо всякого учета мнения самих национальных меньшинств.

Мне же как представителю национального меньшинства представляется, что оба правозащитника, мягко говоря, лукавят. С точки зрения международных правовых актов все выглядит не так, как их интерпретируют наши эстонские официальные правозащитники.

Насколько мне известно, нижеследующие международные документы гарантируют представителям национальных меньшинств возможность изучения родного языка или обучения на родном языке:

·        Статья 5 Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования;

·        Параграф 34 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ;

·        Статья 4  Декларации ООН о правах лиц,  принадлежащих к национальным или этническим,  религиозным и языковым меньшинствам.

·        Статья 14  Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств и другие.

Все эти документы в различной степени провозглашают право национальных меньшинств на поддержание своей коллективной самобытности посредством их родного языка. Это право осуществляется, прежде всего,  через образование.

В Гаагских рекомендациях ОБСЕ о правах национальных меньшинств на образование от 1996 года четко указаны эти права на разных уровнях образования. Приведу лишь некоторые:

·        «Первые годы обучения имеют решающее значение для развития ребенка. Согласно исследованиям в области образования, родной язык ребенка является идеальным средством обучения в дошкольный период и в детском саду. Государства должны по мере возможности создавать условия, позволяющие родителям иметь такой выбор».

·        «Исследования также показывают, что учебная программа в нaчaльной школе в идеале должна преподaвaться нa  языке меньшинства.  Язык меньшинства должен преподaвaться как учебный предмет нa постоянной основе».

·        «Значительная часть учебной программы в средней школе должна преподaвaться нa  языке меньшинства.  Язык меньшинства должен преподaвaться как учебный предмет нa постоянной основе»;

·        «Представители национальных меньшинств должны иметь доступ к высшему образованию нa  родном языке, если они выразили потребность в этом и если такая потребность обоснована количеством желающих»;

·        «Если национальное меньшинство в недалеком прошлом содержало свои высшие учебные заведения и управляло ими,  этот факт должен быть учтен при определении будущих моделей обеспечения».

Как справедливо отметил Алексей Семенов, «у нас последние 50-60-70 лет обучение велось и на эстонском, и на русском языках, также имеются зоны компактного проживания русскоязычного меньшинства в Таллинне и на Северо-востоке Эстонии. Не давать образования на родном языке в такой ситуации как раз и будет нарушением прав меньшинств».

Перечень примеров и доказательств можно было бы продолжить, однако не вижу в этом смысла, поскольку и так ясно: господа правозащитники встали на сторону власти, а не человека, и этим все сказано. Уважаемые господа забыли, что права человека базируются на признании того, что человек, независимо от его языка и этнического происхождения, представляет высшую ценность как существо, наделенное разумом, волей и чувствами.

Права человека – это то, что относится к «вертикальным» отношениям, т. е. к отношениям между властью и человеком. Человек обладает правами от рождения, независимо от того, признаются ли они властью или нет. В правовом и демократическом государство ни один человек не может быть лишен прав без суда и следствия. Право на образование гарантирует духовное развитие человека, дает возможность каждому индивиду быть полезным и образованным членом общества, творить и развиваться. Чего же мы хотим, чтобы правами обладали все члены общество или только те, кто выполняет установки власти? Право на образование – это право человека, а не привилегия!

 

Забастовка учителей: шаг к межобщинному диалогу и гражданскому обществу

User Rating: 5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
Михаил Петров
Михаил Петров. Фото из личного архива

Трехдневная забастовка учителей Эстонии, не решив ни одной проблемы, лишь обострила ситуацию в образовательной сфере. К митингующим не вышел ни один член правительства. Единственное положительное следствие забастовки – опыт взаимодействия эстонских и русских учителей в отстаивании общих прав. Это существенный шаг в сторону установления межнационального диалога и построения общего гражданского общества.

 За годы восстановленной независимости в Эстонии накопилась масса проблем, связанных с весьма рискованными экспериментами в сфере образования. Отказавшись от бесценного методического опыта, наработанного в годы советской власти, уничтожили связи между образованием на эстонском и русском языках. Целью образования на русском языке сделали не общие и специальные знания, а всего лишь уровень владения государственным языком при том, что ни эстонское гражданство, ни язык, по признанию эстонских социологов, не дают никаких преимуществ в сфере трудоустройства или конкуренции на рынке труда.

 Между тем активистами школьного движения (защитниками «русской школы») был проигнорирован целый ряд общих факторов, имеющих важное значение.

 Ресурс образования. Образование в Эстонии является весьма и весьма ограниченным ресурсом, распределение которого является прерогативой государства. Только государство решает кому, сколько и какого образования следует предоставить сегодня и в будущем, а также определяет формы, в каких образование предоставляется. Игнорирование этого обстоятельства порождает опасные иллюзии и заблуждения.

 Отложенное решение. Синдром отложенного решения сыграл с так называемой русской школой злую шутку. О ситуации 2007 года – сроке, когда русские (иноязычные) школы должны были перейти на эстонский язык обучения, было известно заранее, однако за десять лет после принятия решения ровным счетом ничего не было сделано, чтобы повлиять на его изменение или корректировку. Педагоги молчали даже тогда, когда более десяти лет назад для русской школы прекратили готовить учителей-предметников. Жареный петух клюнул в темечко лишь три года спустя после контрольной даты.

 Игнорирование опыта Латвии. Опыт защитников русских школ в Латвии показал, что одной только митинговой стихии недостаточно для того, чтобы переломить ситуацию. Нужны осмысленные активные действия, следствием которых будут конкретные юридические последствия. Закон о переходе русской школы на эстонский язык обучения не был своевременно оспорен в суде, что после 2007 года привело к возникновению образовательных гибридов, в которых преподавание велось одновременно на двух языках в соотношении 60 на 40. Иноязычная школа, образование в которой ведется одновременно на двух языках, является ублюдочной, нравится это кому или нет.

 Проблема терминологии. Гибридную иноязычную школу, преподавание в которой ведется на двух языках одновременно, защитники упорно именуют «русской». С юридической точки зрения невозможно защищать то, чего нет – русской школы, – или то, что тебе не принадлежит – иноязычная школа есть собственность государства (муниципалитеты, суть государственные институции). Фактически защитники «русской школы» защищают принадлежащую государству гибридную иноязычную школу от самого государства. Однако всякий, кто укажет на это обстоятельство, становится личным врагом защитников «русской школы».

 Проблема сегрегации. Эстония – это государство с развитой системой институциональной сегрегации по национальному принципу. Иноязычная школа – это один из важнейших институтов сегрегации. Ее предназначение отделять козлищ (русских детей) от овнов (эстонских детей), не давать им смешиваться и устанавливать горизонтальные связи, всячески препятствовать естественной интеграции общества. Защита иноязычной школы под видом «русской» полностью отвечает интересам государства, поскольку помогает продлить режим институциональной сегрегации далеко в будущее.

 Проблема национальных общин. Русская община испытывает сегрегационный гнет в гораздо большей степени, чем другие национальные общины в Эстонии, считающиеся русскоязычными. Создается впечатление, что к проблеме сохранения образования на русском языке имеет отношение только русская община и проблема эта не касается ни украинцев, ни белорусов, ни армян, ни азербайджанцев, и т.д. При этом дети из больших и малых национальных общин продолжают поступать именно в «русскую» (иноязычную) школу, хотя голоса этих общин в общем протестном хоре не слышны, словно, проблема образования на русском языке их вообще не касается. Соответственно отсутствует моральная поддержка Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении, и т.д.

 Проблема русской общины. Русская община в плане гражданства не является гомогенной, следовательно, личный и общественный интерес в плане получения образования не являются автоматически едиными. Игнорирование этого обстоятельства также ведет к опасным заблуждениям.

 Дети, натурализованных в эстонском гражданстве родителей, сегодня крепко связаны с сегрегационной иноязычной школой, хотя для них, в первую очередь, должна быть открыта эстонская национальная школа. Душещипательные разговоры о правах национальных меньшинств на образование есть ничто иное, как безнравственное оправдание институциональной сегрегации. Русскоязычные родители с эстонским гражданством должны иметь приоритетное право дать своим детям образование в национальной эстонской школе или выбрать для них русскую по составу учеников и гибридную по системе образования школу. Как только национальная школа широко распахнет свои двери для русских, натурализованных в эстонском гражданстве, она неизбежно начнет меняться. Потребуются новые учителя, новые учебные программы, сложнее станет вместо истории Эстонии преподавать «эстонскую историю», и т.д.

 С той же сегрегированной иноязычной школой сегодня связаны и дети граждан Российской Федерации. Эти дети не имеют гражданской связи с эстонским государством и в определенных обстоятельствах могут быть лишены вида на жительство и выдворены в Россию. Совершенно непонятно, по какой причине они должны год за годом принудительно попадать под эстонский интеграционный пресс. Поскольку контингент граждан Российской Федерации образовался в результате совместных ошибок России и Эстонии, то и организация системы российских лицеев должна быть долевым предприятием. Эстония получает необходимые налоги, а Россия имеет конституционную обязанность представить своим гражданам образование, тогда недвижимость и коммунальные расходы – обязанность эстонского государства, обеспечение учебного процесса, адаптированного к реалиям Эстонии, – обязанность государства российского.

 Таким образом иноязычная школа – удел детей, никакого гражданства не имеющих. Это именно их школа должна интегрировать в эстонское общество и в конечном итоге подвести к натурализации в эстонском гражданстве.

 Государственная доктрина. Цель эстонского государства, прежде всего, сохранение самого государства и лишь затем сохранение эстонского языка и эстонской культуры. Поэтому все, что не вписывается в государственную доктрину, не имеет права на существование. Именно по этой причине преамбула Конституции имеет фактический приоритет перед другими конституционными обетованиями и гарантиями. Конституция Эстонской Республики на практике есть, прежде всего, инструмент политики и лишь затем источник права. Законы работают лишь тогда, когда на сто один процент отвечают политическим задачам Конституции. Игнорирование государственной доктрины – это именно та причина, о которую спотыкаются юристы, уповающие на силу закона и справедливость его применения в суде.

 Европейский союз и Россия. Распространенные упования на то, что однажды проснутся от летаргического сна Европейский союз и Россия, а, проснувшись, ужаснутся и приведут Эстонию к общему знаменателю, более чем призрачны. Судьба русских в Эстонии не интересует ни саму Россию, ни Европейский союз. Они заинтересованы лишь в том, чтобы соблюдалась внешняя благопристойность при осуществлении сегрегации по национальному принципу. Однако это совсем не означает, что не следует побуждать Россию и ЕС к активным действиям в защиту русских в Эстонии. К их помощи следует прибегать лишь тогда, когда они не могут отвертеться от принятых на себя обязательств без опасения потерять лицо.

Есть и другие проблемы, среди которых выделяется целый пласт проблем юридических, в каждом конкретном случае имеющих специфический характер и требующих отдельного рассмотрения.

ruspol.net

Черное Рождество русской школы

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
Яна Тоом, депутат Рийгикогу, Центристская партия. Фото: Александр Хмыров  
Яна Тоом, депутат Рийгикогу, Центристская партия. Фото: Александр Хмыров
 
На сегодняшнем заседании правительство наконец-таки приняло решение отказать пятнадцати таллиннским и нарвским гимназиям, которые, опираясь на ст. 23 Закона об основной школе и гимназии, хотели бы сохранить в гимназии обучение на русском языке.

Москва, Арбат, 33

User Rating: 5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
Михаил Стальнухин. Фото: Александр Хмыров  
Михаил Стальнухин. Фото: Александр Хмыров  

По этому адресу, аккурат напротив театра им. Вахтангова, находится Библиотека истории русской философии и культуры «Дом А.Ф.Лосева». Что из себя это учреждение представляет – см. здесь.

К чему это? А вот:

Михаил ПЕТРОВ. Защита русской школы, как покушение на негодный объект

User Rating: 4 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Inactive
Михаил Петров
Михаил Петров. Фото из личного архива

В старом анекдоте утверждалось, что тупые советские законы лишь в одной союзной республике исполнялись с немецкой педантичностью. Время шло, и мы успели нажить собственные законы, педантичное исполнение которых, мягко говоря, вызывает недоумение.

Игорь Калакаускас: настала очередь и истории России на эстонском

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
Игорь КАЛАКАУСКАС. Фото: Александр Хмыров
Игорь КАЛАКАУСКАС. Фото: Александр Хмыров

Признаюсь честно: я ждал, когда развернется дискуссия на тему преподавания истории русским школьникам, поскольку был уверен, что в свете ускоренного перевода моего предмета на эстонский язык преподавания, тема эта неизбежно станет актуальной.

Вход на сайт