User Rating: 1 / 5

Star ActiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Фото: Александр Хмыров С интересом прочитала новость, размещенную позавчера на портале Министерства образования и науки. В ней, в частности, содержались два утверждения министра Лукаса, одно из которых не соответствует действительности, а второе не является новостью.

Начну с первого: якобы вице-мэр Яна Тоом является сторонником того, чтобы "jätkata totaalselt venekeelse gümnaasiumi hariduse pakkumist" и тем самым оскорбляет учителей русских школ.

 

К сожалению, в эстонской политике пока не существует этического кодекса, согласно которому клевета в адрес оппонента являлась бы если не наказуемой, то хотя бы порицаемой. Так что на извинения со стороны министра я не надеюсь. Однако хочу уточнить, что никогда и нигде не оскорбляла учителей, преподающих на эстонском, равно как не высказывалась за то, чтобы "тотально" вернуть преподавание в гимназиях на русский язык. В Таллинне нет ни одной гимназии, где не перевели бы на эстонский положенное количество предметов. Что сделано, то сделано, и вне зависимости от того, как это сделано, я не пожелаю нашим детям еще одной "реформы" образования. Но я считаю ошибкой продолжать переход ударными социалистическими темпами — очевидно, что эстонизация русской школы вызывает множество вопросов и порождает проблемы, требующие анализа и решения.

Что касается учителей — как русских, так и эстонских школ — я отношусь к ним с глубочайшим уважением и благодарностью. Не только как вице-мэр, но и как мать. И тот факт, что я отказываюсь закрывать глаза на проблемы русской школы, никак не свидетельствует об обратном.

Здесь пора обратиться ко второму тезису министра Лукаса: переход русских гимназий на эстонский язык обучения будет продолжен несмотря ни на что, и безо всяких поблажек. Похвальная целеустремленность! Но вот вопрос: почему клеймя Тоом и обещая аудитории скорейшую эстонизацию русской школы, министр полностью игнорирует выводы ученых?

В частности, результаты исследования, проведенного учеными Тартуского университета по заказу Министерства образования и науки не далее как в сентябре этого года. Тема исследования — Vene õppekeelega koolide valmisolek eestikeelsele gümnaasiumiõppele üleminekuks. Выводы — неутешительные.

Приведу лишь несколько примеров, каждый из которых должен был бы заставить министра очень серьезно задуматься о темпах и качестве перехода.

1. Вопрос учителям русских школ: каковы, на ваш взгляд, возможные последствия преподавания предметов на эстонском языке?

Ответы:
84% — повысится уровень владения эстонским языком
79% — ухудшатся знания по предмету
75% — вырастет конкурс в профессиональные училища
75% — вырастет количество уезжающих учиться за рубеж
71% — больше молодых людей будут поступать в вузы Эстонии
71% — ухудшится уровень владения русским языком
71% — участятся случаи прерывания учебы
63% — ухудшатся результаты госэкзаменов

Остальные позиции разделяют менее половины опрошенных и тех, кого они интересуют, я отсылаю к первоисточнику, тем более что картины в целом они не меняют. А она такова: за счастье в совершенстве владеть эстонским русскоязычный абитуриент платит сегодня непомерно высокую цену, ибо, как мы видим, положительный результат перехода абсолютное большинство педагогов русских школ отмечают один — рост числа студентов в эстонских вузах.

2. Вопрос ученикам: достаточно ли хорошо вы овладели в основной школе эстонским, чтобы на нем изучать предметы?

Ответы:
9% — совершенно недостаточно
29% — скорее недостаточно
34% — частично достаточно, частично недостаточно
16% — скорее достаточно
15% — совершенно достаточно

Как мы видим, лишь треть гимназистов могут похвалиться достаточным для дальнейшего обучения знанием государственного языка. А министр рапортует о завершении перехода в следующем учебном году.

3. Вопрос учащимся: с какими проблемами вы столкнулись при обучении предметам на эстонском языке?

Ответы:
85% — на эстонском изучать предмет сложнее
82% — это надо было бы делать постепенно
81% — на учебу уходит больше времени
65% — мои оценки стали хуже
64% — урок стал утомительным
62% — язык стал препятствием при выполнении контрольных
61% — не могу участвовать в работе так активно, как хотел бы
60% — хочется на все махнуть рукой
54% — было трудно понять смысл урока
53% — трудно переключаться с языка на язык
49% — учитель ориентируется на лучших учеников
43% — слишком большое внимание уделяется правильности эстонского языка
33% — мы с учителем не понимаем друг друга
29% — учитель слишком упрям в использовании эстонского
25% — учитель недостаточно хорошо владеет русским
23% — учитель недостаточно хорошо владеет эстонским

Ну и, наконец, закономерное следствие всего вышеперечисленного. Вопрос учащимся: хотели бы вы уехать из Эстонии?

Ответы:
6% — ни за что
36% — сейчас не могу сказать, возможно, когда-нибудь
18% — на какое-то время, но не насовсем
40% — да, хочу уехать навсегда

В качестве последнего штриха позволю себе процитировать статью, опубликованную в Eesti päevaleht авторами данного исследования — Анну Массо и Катрин Келло.

"На смену количеству преподаваемых предметов должно придти качество преподавания. (Лучше меньше, но лучше, причем преподавание предметов на эстонском должно быть действительно оправдано и делать это следует качественно). /…/ Замалчивание проблемы не принесет пользы никому — ни эстонскому государству, ни обществу, ни учащимся".

Очевидно, министр Лукас так не думает.

Что касается "вице-мэра Таллинна Яны Тоом", должна сказать, что столичные русские школы — если против этого не будут возражать их попечительские советы — в установленный законом срок перейдут на преподавание на эстонском языке 60% предметов. Благо школы у нас сильные, а учителя замечательные. Однако я была и остаюсь при мнении, что вместо того чтобы мерить всех одним аршином, надо провести хороший мониторинг и измерить реальное — а не документальное — положение дел в русских школах. Причем помимо мнения педагогов хорошо бы поинтересоваться мнением самих учащихся и их родителей. Но в планы министерства это, очевидно, не входит — любая попытка открытого обсуждения темы клеймится как антигосударственная пропаганда: IRL оседлал привычного конька и начинает предвыборную кампанию. Сценарий образовательного направления ясно вычитывается из министерской новости: нехороший русский вице-мэр хочет продолжения русификации. Не дадим в обиду реформу образования! И вот уже школа — в очередной раз — становится ареной политической борьбы. Да, господин министр?