Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

фото: Геннадий Черкасов

Владимир Спиваков: “Нынешняя реформа образования — это чистый Гоголь!”

Артсообщество продолжает активное обсуждение проекта закона “Об образовании”, среди прочего угрожающего истребить многоуровневое художественное воспитание (едва ли не последнюю интеллектуальную гордость страны, когда ребеночек непрерывно учился, скажем, музыке или классическому танцу с 5 до 25 лет).

Градус неприятия всего, что делает Минобраз, настолько высок, что мэтры отечественной культуры открыто величают инициатора столь революционных преобразований вредителем и засланным шпионом. Сегодня своим негодованием с “МК” поделился Владимир Спиваков, ныне совершающий с “Виртуозами” небольшое турне: Пенза, Саратов и Волгоград…

— Хочу поговорить о реформе образования, которая может привести к упразднению специальных школ балета, музыки и так далее. Это чистый Гоголь, Николай Васильевич! — восклицает Владимир Теодорович. — Помните, Павел Иванович Чичиков заставил слугу, полового, рассказывать всякий вздор. Я бы хотел узнать: кто придумывает это все?

— Фамилия этого “кто-то” хорошо известна…

— Такое впечатление, что это иностранец. У того же Гоголя читаем про лавку в городе NN, где продавали картузы и фуражки, она называлась “Иностранец Василий Федоров”. Нет, серьезно, если бы Рихтер, Гилельс или Ойстрах начали свое профессиональное обучение с 15—16 лет (как сегодня рекомендует это делать новый закон. — Я.С.), мы бы их никогда не увидели. Не говоря уж про артистов балета… Нет слов, просто удивительно! И с такими вещами приходится обращаться к Владимиру Путину, у него достаточно бед, чтоб еще этими глупостями заниматься!

— Им мало введения ЕГЭ, выкинули на факультативы пение и музыку, так еще и наносят удар по специальным школам…

— А ведь это как раз то, что вызывает восхищение на Западе. Бернадетт Ширак, например, когда присутствовала на концерте детей моего фонда в рамках “Русских сезонов” в Париже, просто была вся в слезах: после выступления увидела выставку детей-инвалидов из Краснодара, есть там “Инва-студия” — дети пишут иконы ртом, ногами, у кого что осталось... это потрясает. И как все можно уничтожить? После мы вместе ужинали, и Бернадетт сказала, что беда Запада, в частности Франции, как раз в том, что у них нет средних учебных заведений “как ваши художественные и музыкальные школы”.

— Где работают зачастую подвижники за копейки…

— Совершенно верно. И то же самое было с гениальным музыкантом Иегуди Менухиным, который приехал в Москву, увидел нашу Центральную музыкальную школу и по образу и подобию ее создал свою школу, которая до сих пор функционирует — там как раз отбирают детей с 5—6 лет и ведут их по жизни… Поэтому у них такие оркестры замечательные. И при каждом колледже и университете — и зал замечательный, и хор, и оркестр, и студия драматическая! Ведь не важно, какая у тебя профильная специальность: музыка есть важнейшая часть любого образования. И хоть убей не понимаю, почему надо идти по пути такого оболванивания нации! Я с ужасом смотрю на все это, что приводит к большому напряжению в народе. Даже его святейшество в своей проповеди-обращении недавно говорил о “почти апокалипсическом напряжении в обществе”. Сейчас мы подкатились к порогу всеобщего отрицания. Негативной энергии значительно больше накопилось, чем энергии добра. Надо что-то срочно делать.

— Вот Цискаридзе призвал объявить ЦМШ, училище Вагановой и другие знаковые учебные заведения национальным достоянием, чтобы Минобраз со своими реформами к ним ни малейшего касательства не имел!

— И правильно. Да всего-то 29 таких заведений в стране! Безусловно, им нужна полная самостоятельность.

— Такая еще проблема: перекос нашей геополитики — скрипачу из провинции негде обучаться всерьез, кроме как в Москве…

— Провинция-то как раз поставляет кадры. Но учитывая, что такие гиганты-педагоги (Нейгауз, Флиер, Ойстрах, Янкелевич) просто ушли из жизни, а другие просто разъехались по разным странам, то да, маломальская концентрация знатоков осталась лишь в Москве и частично в Петербурге. Обучение детей — сложнейшая вещь. Как болезнь — ребеночек кричит, родители не знают, что болит. И только грамотный врач-педиатр скажет. Может быть, если подрастет новое поколение и захочет остаться здесь жить, появится надежда, что кто-то из них поедет учить детей и в провинцию…

— Каково на сцене играть вместе с ребенком? Ведь боишься и за себя и за него, он может ошибиться…

— Как правило, дети не ошибаются, у них почти нет чувства риска. До определенного момента. Пока не начинают понимать, что раньше все получалось интуитивно… а теперь приходится задумываться. Очень люблю играть с детьми, недавно был концерт “Дети России — детям Израиля” при переполненном трехтысячном зале, это было что-то!

— Отдельная серьезная проблема — ужасающий инструментарий в музыкальных школах…

— Инструментарий — наша беда. Вон западные оркестры, даже не самые первоклассные, и то играют на очень хороших инструментах. Недавно, когда разразился финансовый кризис, ко мне обратился оркестр Нью-Джерси — прислали бумагу: мол, не захочет ли наш оркестр купить их инструменты — там было 10 Страдивари, например, Бергонци, Стариони цены запредельные, купить невозможно. Из 50 можно выбрать один, который хорошо звучит, чем я и занимаюсь.

…Для справки: за последнее время Спиваков на личные деньги купил и подарил молодым музыкантам как своего оркестра, так и фонда порядка 200 инструментов, из последнего — виолончель для 15-летней Насти Кобекиной, японскую флейту для белорусской флейтистки Юлии Щаснович, старую французскую виолончель для Искандера Ханнанова.

— Надеюсь, — продолжает маэстро, — финалисты грядущего конкурса имени Чайковского получат инструменты из Госколлекции не за неделю до конкурса, как это было, но раньше. Потому что совладать со Страдивари за неделю не дано никому. Вообще я отказался принимать участие в КЧ, но вместе с НФОРом чувствую ответственность перед молодыми музыкантами, поэтому предоставил возможность тем, кого отберут, принять участие в наших концертах — их будет десять в Подмосковье. Это хорошая возможность обыграть концерты. Потому что, как вы видели на предыдущих конкурсах, беда-то самая случалась в третьем туре, когда музыканты из-за недостатка опыта игры с оркестром просто проваливались. Ну а далее я ввожу победителей в абонементы Дома музыки. Ребята сразу должны иметь опыт концертной деятельности, а то будут как искусственные спутники, запущенные в никуда…

Любопытно, что даровитые спиваковцы (начиная буквально с 7—8 лет) выступят скоро и на благотворительном концерте 22 февраля, все средства от которого адресно уйдут в помощь больным детям.