Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Мы все были прямыми либо косвенными участниками дискуссии по поводу попыток перевода основной школы на эстонский язык обучения. И почти никто из нас во время этого обсуждения не обратил внимания на то, что также планируется полный переход на эстонский язык обучения всех профессионально-технических училищ.

Казалось бы, ну и что в этом такого особенного? Однако, немалая часть выпускников школ (см. данные Департамента статистики) поступает учиться в ПТУ. Многие вынуждены выбирать профтехи отчасти по тому же языковому принципу — чтобы обучаться на родном языке. И потому эта тема заслуживает особенного внимания.

Допустим такой вариант: в отдельных школах, в которых удастся сломить родителей и насильственно перевести детей на эстонский язык обучения, школы продолжат, с горем пополам, выпускать молодых людей и девушек, имеющих на выходе не такой уж и большой багаж знаний, но и, формально, не самый плохой аттестат. И куда же им идти учиться дальше с таким ”набором” знаний? А некуда!

В вуз им дорога будет закрыта, но и в ПТУ, получается, тоже. Ведь профтехи тоже пытаются перевести на эстонский язык обучения, а, следовательно, и те, кто даже в школе не смог получить хорошего образования из-за языкового барьера, и здесь остаются не у дел! Получается проблема, растянутая во времени, где в источник проблемы стараются заложить уже в основной школе.

Что же мы имеем на выходе от такой ”замечательной” реформы? А имеем мы человека, у которого кроме аттестата об окончании средней школы на руках даже не будет профессии! Человека, который пополнит ряды безработных, который вместо того, чтобы работать и быть востребованным, будет скатываться на социальное дно.

Пойдем дальше, что же произойдет с качеством самого преподавания? То есть, вопрос стоит уже и об уровне самого преподавания в школах. Ведь все, кто живет на Северо-Востоке Эстонии, прекрасно знают, что найти хорошего учителя, да еще и с великолепным знанием эстонского — задача не из легких. Но поскольку ПТУ пытаются ориентировать на эстонский язык обучения, то совершенно очевидно, что теперь при приеме на работу основным критерием отбора станет не профессионализм педагога, а знание им эстонского языка! Другими словами: качество образования опять будет снижаться в угоду качеству знания эстонского языка. И, по-моему, ясно, что в новых, надвигающихся на нас условиях, приоритетом становится не качество выпускаемых специалистов, и не их конкурентоспособность, а национальность.

Исследования, проведенные Институтом психологии Таллиннского университета, уже сейчас показывают, что успеваемость русских детей в эстонских школах хуже, чем у их одноклассников эстонцев, и хуже, чем у русских детей в русских школах. Причем более всего разница заметна у детей с обычными средними способностями. Но мы же знаем, что не у всех детей есть таланты, не все дети являются полиглотами, кому-то иностранные языки даются с большим трудом. И кроме неординарных способностей к изучению языка у ребенка могут быть и другие замечательные способности. Но даже врожденная даровитость требует развития, поэтому-то и никуда не годится подход, который ”списывает” ребенка по языковому принципу.

В Эстонии встречается мнение, что чем быстрее произойдет переход на эстонский язык обучения, тем это будет лучше для республики, и что образование, полученное русскими на эстонском языке, мотивируют их лучше изучить сам язык, и, соответственно, увеличивает их шансы на трудоустройство. Но так ли это? Все мы знаем, что порой ”благими намерениями вымощена дорога в ад”. И разве нам не приходилось встречаться с ситуациями, когда некое волевое и тотальное усилие, несущее в основе, как могло кому-то показаться, положительные стороны, на деле становилось потом очень серьезной социальной проблемой, выход из которого осуществлялся потом многие десятилетия?

Поэтому очень бы хотелось не создавать в стенах школ ту атмосферу, которая способствовала бы усилению жесткого регламента на основе языка, а помогало бы творчеству и поиску в наших детях талантов, уникальных возможностей, чему помогает сохранение образование на родном для них языке.

Либо мы сами сможем отстоять свои права на обучение на родном языке, либо этого не произойдет никогда, ведь делать это за нас, как мы видим, никто не будет. Поэтому все, кому не безразлична судьба наших детей, могут вместе с нами противостоять этому, вступив в НКО ”Русская школа Эстонии”.

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт