User Rating: 4 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Inactive
 

Ровно через 79 лет после подписания главами внешнеполитических ведомств своих стран Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом состоялся видеомост между  собравшимися в таллинском пресс-центре Sputnik Эстонияи и их коллегами из московской студии. Приглашённые эксперты обсудили роль этого договора (его называют ещё «пакт Молотова-Риббентропа») в мировой истории.

В таллинском центре участниками видеомоста стали Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в ЭР Александр Петров и профессиональный эксперт-международник, писатель, исследователь истории русской Прибалтики Владимир Илляшевич. Их партнёры в Москве – военный историк, писатель Александр Бондаренко и кандидат исторических наук, доцент Российского государственного гуманитарного университета – Вадим Трухачев.

Среди многих аспектов проблемы стоит выделить такой вопрос: почему среди череды однотипных договоров о ненападении, заключенных европейскими государствами с нацистской Германией, именно завершивший этот дипломатический конвейер т.н. Пакт Молотова-Риббентропа (эстонцы называют его сокращённо MRP) признан в наши дни единственным Злом, приведшим к мировой войне? Не вдаваясь в исторические и правовые тонкости ответить на вопрос «Кому это выгодно?» можно очень просто: выгодно тем, кто ту войну на самом деле и затеял.

На фото: Подписание договоров о ненападении между Германией, Латвией и Эстонией в Федеральном министерстве иностранных дел (7 июня 1939 г.). На снимке (слева - направо, сидят) Мюнстерс, Эдгар, (Министр иностранных дел, Латвия), Риббентроп, Йоахим фон (Министр иностранных дел, Германия), Селтер, Карл (Министр иностранных дел, Эстония).

Источник: Bundesarchiv_Bild_183-E07261,_Berlin,_Nichtangriffspakt_mit_Estland_und_Lettland

Косвенно об этом говорит, и открытие в Таллине, в один день с видео-мостом, Мемориала «жертвам коммунизма» под названием «Путь». А ещё  состоялась на ту же тему конференция «День памяти». Оба мероприятия приурочены ко дню заключения договора о ненападении между СССР и Германией.

Обращает на себя внимание саморазоблачение тенденциозности подхода Таллина к историческим оценкам – допустим, что мемориал «Жертвам коммунизма» имеет право на жизнь (хотя коммунизм-то, как идеологическая  теория тут причём?), но как тогда быть с жертвами нацизма и почему их трагическая судьба не волнует русофобскую Эстонию?   

По мнению Алксандра Петрова сам по себе договор абсолютно соответствует всем нормам и стандартам того времени, ничем не выделяясь среди аналогичных ему документов, заключенных Германией в частности с Польшей и странами Балтии. Не Пакт Молотова-Риббентропа привёл ко Второй мировой войне. Наоборот, этим договором и аналогичным соглашениям стран Европы с Германией пытались избежать войны. Её приход был результатом объективного развития истории. После Первой мировой войны потерпевшая в ней поражение Германия сразу стала жаждать реванша. Более того, задолго до подписания советско-германского договора о ненападении странами Антанты был заключён Версальский мир, унизительный для немцев, что обусловило рост националистических настроений в Германии, жажду реванша. Позже Европа смотрела сквозь пальцы на аншлюс Австрии и допустил позорный для Франции и Великобритании  Мюнхенский сговор.

Цель этого сговора, первой жертвой которого стала Чехословакия, сводилась к подталкиванию Германии удовлетворять свои агрессивные аппетиты не в западном, а восточном направлении. Ещё конкретнее, в сторону России. И это понятно – те, кто организовали Первую мировую войну, рассчитывали на развал Российской империи, её полное расчленение. Но Россия выстояла. Так что Drang nach Osten был не только немецким девизом. Запад замалчивает правду – не признавать же свою вину.

По словам Владимира Илляшевича Запад поступает бесчестно, демонизируя секретные протоколы к Договору. Он считает, что западная публика падка на всякого рода «секреты». Меж тем, секретные приложения к международным договорам всегда считались нормой дипломатической практики, чтобы скрыть от третьих стран информацию о конкретизации положений договоров, об их реализации на практике.

Так и поступили СССР и Германия, тем более Москва видела желание Великобритании столкнуть обе страны к войне. И, вообще, эксперт считает, что роль Лондона в развязывании Второй мировой войны тщательно замалчивается и потому необходимы отдельные расследования зловещей роли англосаксов в развязывании двух мировых войн прошлого века.

Кроме этого, Владимир Илляшевич считает, что подписание договора между Советским Союзом и Германией было неизбежно, дабы избежать войны на два фронта. Ведь в то время шла советско-японская война в монгольском Халхин-Голе. В заключение выступавший свёл надуманную Западом проблему демонизации Пакта Молотова-Риббентропа к самой элементарной идеологической диверсии против современной России.

Александр Бондаренко напомнил собравшимся о том, что вступление  в 1939 году советских войск на территорию Эстонии (кстати, на договорной основе) и вхождение Эстонии в состав СССР в 1940 году не только было одобрительно встречено значительной частью населения, но было в полном соответствии с тогдашним международным правом. Историк и писатель считает, что вместо того, чтобы искать в историческом прошлом основания для новых конфликтов и разногласий, руководству Эстонии стоило бы задуматься о выработке дорожной карты для развития процветающей национальной экономики и решения у себя дома «русского вопроса».  Это сразу позволит наладить с Россией нормальные, а то и добрососедские отношения. То есть Эстонии стоит взвесить все выгоды политики нейтральной Финляндии, живущей припеваючи под боком у России.

Вадим Трухачёв поддержал российского посла Александра Петрова насчёт первых предпосылок развязывания Германией  Второй мировой войны. Он сослался на другой пакт – Локарнский, когда страны Антанты ещё в 1925 году потребовали от Берлина гарантий нерушимости ее западных границ, сознательно умолчав о восточных границах. Это был ещё один намёк на то, что действия Германии в восточном направлении останутся безнаказанными, несмотря на жёсткость Версальского мирного договора, заключённого по итогам Первой мировой войны.  

Историк уверен, что у СССР не было другого выхода, кроме подписания договора о ненападении с Германией, чтобы оттянуть войну по времени и в пространстве. Тем более, что Англия и Франция до этого сорвали переговоры Москвы о совместном противостоянии с Германией. Что касается аннексии (не оккупации) Советским Союзом Прибалтики, то по международному праву того времени и в  виду того, что нападение Германии было бы вопросом жизни или смерти для Советского государства, выход СССР к берегам Балтики был всячески оправдан. Иначе в 1941 году война против СССР началась бы не с берегов Немана, а Наровы. Короче, для Москвы Пакт «оттянул войну на два года и тысячу километров».

Димитрий Кленский

P.S. В ходе обмена  мнениями были высказаны и такие две точки зрения.

1. Смену политических режимов в прибалтийских государствах в 1939-1940 годах можно считать прообразами современных «цветных революций», организуемых Западом. А поскольку Эстония сегодня безоговорочно их приветствует, то ей надо чаще и открыто говорить о характере июньских переворотов в этих странах в 1940 году. Это частично учитывало бы и ложную саму по себе позицию того же Таллина, считающего, что никто в стране не поддержал вхождение в СССР. Такая ложь живуча в Эстонии и потому, что советская и российская пропаганда и сегодня ещё подают смену власти в 1940 году, ровным счётом наоборот – как желание абсолютно всего народа. В том-то и дело, что не всего, но недовольство народа своим положением было столь сильным, что события произошли именно так, как они и произошли.      

2. Надо больше говорить о роли Эстонии и Латвии в развитии событий, предшествовавших началу Второй мировой войны. Историк Александр Дюков обращает внимание на то, что в Прибалтике публике мало известно, что первым на контакт с нацистской Германией в 1939 году пошёл не СССР, а Латвия и Эстония. Они заключили свои договоры с Германией о ненападении еще 7 июня 1939 года. В тот же день британский премьер-министр Чемберлен сообщал в Лондоне палате общин, что с Советским Союзом достигнута «известная определённость».  Но получив этот же день от эстонского посла меморандум, согласно которому Эстония будет рассматривать «автоматическую помощь» как недружественный акт, то на том всё и кончилось. Более того, 19 июня посол Эстонии в Москве Аугуст Рэй на встрече с британскими дипломатами заявил, что помощь СССР заставит Эстонию выступить на стороне Германии. Так причём тут Россия?

3. Почему Эстония, требуя с России компенсации за ущерб от последствий «советской оккупации», не предпринимает того же в отношении Германии, вот уж на самом деле оккупировавшей Эстонию в годы Второй мировой войны. Разве это не признание того, что за требованием о компенсации только с России стоит русофобия?

Фото: Жанна Соколова

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт