Лубок, если руководствоваться научным определением, это вид изобразительного искусства, отличающийся простотой и доступностью образов. Однако со временем у лубка появилось и уничижительное значение — так стали называть примитивную литературу для невзыскательных читателей.

Большая проблема

С появлением кинематографа, а затем и телевидения родился новый лубок — низкопробные фильмы и сериалы, авторы которых уверены, что аудитория жаждет любых зрелищ, а посему тратить время и силы на качественную проработку сценария, режиссуру, постановку задачи актерам совершенно необязательно.

Полбеды, когда такой подход используется в отношении сериалов о страстной любви доярки и обитателя Кремниевой долины или студентки и инопланетянина. А вот когда сюжет развивается на фоне реальных исторических событий, имеющих важное значение для нашей страны, лубок превращается в очень большую проблему.

Режиссер Илья Казанков, ранее известный работами над проектами с названиями «Литейный» и «Гадалка», представил вниманию публики детективный сериал «МУР-МУР» — историю схватки с преступностью, которую ведут четыре девушки-милиционера при поподдержке небольшого количества мужчин.

Хотели как лучше

События происходят в 1944 году в небольшом городе Муранске, который недавно освобожден от фашистов.

С учетом времени действия «МУР-МУР» уже поспешили сравнить с картиной «Место встречи изменить нельзя». Хотя сам Казанков видит разницу.

«Здесь нет ни Жеглова, ни Шарапова. В фильме Говорухина есть и внутренний конфликт, и внешний, и разное отношение к работе. А здесь история... Я бы назвал ее историей прощения. Историей огромных, нанизанных на беду и войну сердец, желающих жить и любить, — приводит слова Казанкова портал Smotrim.ru. — Мы стараемся говорить современным языком для современного зрителя. Но материал, связанный с Великой Отечественной войной, — это не вызов или проверка, это очень ответственно. И здесь только один цензор — ты сам. Хочется соответствовать».

Соответствовать пытался целый коллектив сценаристов — Игорь Тер-Карапетов, Юрий Стукалин, Тимур Левченко, Зина Иткина, внес лепту в создание сценария и сам режиссер...

Судя по результату, авторы полагают, что современный зритель о войне не знает ничего, поэтому лубочный детектив в декорациях Великой Отечественной он проглотит с удовольствием.

Девушка, которая хотела платье

Сыпаться все начинает буквально с первых кадров, на которых начальник городского отдела милиции Марьяна Рацкевич в исполнении актрисы Светланы Ивановой собирается на службу. В этот день Марьяна выходит из дома в красивом платье и элегантной шляпке. По тому, как она себя ведет, мы понимает, что она отвыкла от нарядов. Видимо, так зрители сериала должны понять, что женщина перенесла тяготы войны. Не хочется обижать актрису Иванову, но созданный ею образ этих тягот не передает. Как, собственно, и образы остальных главных героинь. Внутренней боли, слома не ощущается. Да и не может ощущаться, ибо проклятый лубок перебивает все.

Пока суровый начальник милиции идет на работу, с ней здороваются прохожие, восхищаются ее преображением, обсуждают текущие проблемы. В общем, не Рацкевич, а участковый Анискин, если вы понимаете, о чем речь.

Но когда Марьяна приходит в горотдел милиции, выясняется, что в платье она вырядилась для оперативных целей — предстоит охота на бандитов, и девушки-милиционеры в штатском планируют смешаться с горожанами.  

При этом мы только что узнали, что начальника местной милиции, как выражался Жеглов, знает каждая собака. Да и вообще, с учетом того, что весь общественный порядок в городе держится исключительно на четырех дамах, их знают все, посему их попытки остаться неузнанными ничего, кроме смеха, не вызывают. 

Оккупанты поили советских граждан баварским пивом?

Муранск, согласно сценарию, совсем недавно пережил оккупацию. Настолько недавно, что нам демонстрируют, как сбивают со столба указатели на немецком языке. При этом город чистенький, аккуратный, и местные жители ведут себя так, будто при гитлеровцах их поили баварским пивком и кормили немецкими сардельками. Если современного зрителя хотят убедить, что оккупация — это не страшно, никаких репрессий против мирного населения и плана «Ост» не существовало, то создатели сериала «МУР-МУР» на правильном пути.

Понять, что за девушки перед нами, вообще сложно. Утверждается, что они представляют собой уголовный розыск. Действительно, в годы войны в советской милиции успешно работало немало женщин, некоторые занимали руководящие посты, но полностью женский состав угрозыска в только что освобожденном от гитлеровцев городе — это какой-то сюр. Такие районы необходимо было очищать от немецких солдат, отставших от своих подразделений, бывших полицейских и прочих коллаборационистов, вооруженных до зубов банд (достать оружие в этот период проблемы не составляло). И вы серьезно хотите сказать, что это могли свалить на плечи четырех девчонок?  

В знаменитом фильме «А зори здесь тихие» подразделение девушек-зенитчиц располагается в тылу, выполняя задачи, не предполагающие прямого столкновения с матерыми немецкими автоматчиками. Сражение с ними становится стечением обстоятельств, а не сознательным желанием отправить женщин на верную смерть.

Пахан Промокашка и разиня из МУРа

В сериале «МУР-МУР» городской отдел милиции бандиты могут уничтожить примерно минут за пять, и то, что этого не происходит, вызвано лишь тем, что и криминал здесь лубочный.

Марат Башаров до уровня Горбатого в исполнении Армена Джигарханяна из «Места встречи изменить нельзя» не то что не дотягивает — это вообще другая лига. Истеричный (естественно) урка от Башарова скорее выглядит как в три раза ухудшенный по актерской игре бандит Промокашка, выбившийся в паханы. Впрочем, командует он такими же ухудшенными Промокашками, как и он сам.

Подкрепить женский состав милиции должен капитан Семен Марков в исполнении Владимира Яглыча. Капитан — боевой офицер-фронтовик, комиссованный по ранению, раньше служивший в Московском уголовном розыске. 

«Так вы милиционер?» — спрашивает Маркова одна из героинь. «Бывший. До 1941-го в МУРе служил, а потом у нас у всех другая служба началась», — отвечает офицер.

Если бы авторы сценария погрузились в материал, то знали бы, что оперативников Московского уголовного розыска на фронт отправляли крайне неохотно. Милиционерам, рвавшимся драться с фашистами, приходилось раз за разом отправлять рапорты, и они постоянно отклонялись. И чем более опытным был сыскарь, тем тяжелее для него было добиться отправки на фронт. Ибо его умения нарабатывались годами и шлифовались опытом, а отправить их на фронт значило совершенно провалить поддержание порядка в условиях резкого роста числа спекулянтов, оружия на руках бандитов, дезертиров... А ведь герой сериала «МУР-МУР» говорит, что капитаном стал как раз в Московском уголовном розыске. То есть он носил то же звание, что и Глеб Жеглов. Но Марков явно в МУРе себя с лучшей стороны себя не проявил.

Как вам понравится опытный опер из МУРа, выходящий из вагона на станции и оставляющий без присмотра собственные вещи и документы? Или опер, искренне удивляющийся, когда ему говорят, что ночью в городском отделе милиции всегда есть дежурный?

В какой дивизии служили?

А как вам немолодая работница морга, которая едва ли не раскрыв рот слушает, как юная девочка-милиционер описывает повреждения на трупе и анализирует причины наступления смерти? По всей видимости, в Муранске врача-патологоанатома нет и в помине, никого мало-мальски подготовленного на эту должность назначить нельзя, и заведует скорбным заведением обычная уборщица.

Но мало того, что лубок лезет из всех щелей, так еще и авторы отнеслись к собственному произведению спустя рукава. Вот пример: когда капитана Маркова, приняв за бандита, задерживают, то требуют рассказать, где он служил.

«1-й Украинский фронт, 42-я гвардейская стрелковая дивизия», — говорит Марков. Через две минуты экранного времени его ведут в камеру, и конвоир уточняет еще раз, где капитан проходил службу. «72-я стрелковая дивизия», — сообщает Марков. После этого становится ясно, что это либо диверсант, либо преступник, который очень плохо выучил легенду.

В действительности, конечно, номер дивизии перепутал актер Яглыч, поскольку, по всей видимости, сцены снимали в разные дни. Или сценарист, который не помнит собственноручно написанные реплики. Но никто из съемочной группы этот ляп не заметил, и фильм вышел в эфир в подобном виде. 

Не стоит посвящать такое мамам

В последнее время авторы фильмов и сериалов стали использовать беспроигрышный прием, который должен прикрыть их от огня критики. Действительно, трудно критиковать картину, начинающуюся с титра «Нашим мамам посвящается». 

Но скармливать зрителю лубок в военном антураже, прикрываясь посвящением самым близким людям, как минимум некорректно.

«МУР-МУР» в этом списке не первый и вряд ли последний. Пытаясь говорить с современным зрителем о войне, авторы налегают на кумачовые транспаранты, гимнастерки и белые носочки девушек. При этом суть эпохи, ее тяжесть, жестокость врага, боль потерь и радость победы — это творцам неподвластно.

А в итоге мы получаем типаж «Коля с Уренгоя» — россиянин молодой обыкновенный, имеющий смутное представление о войне, верящий в то, что «победили вопреки», а пришедшие на нашу землю гитлеровцы были несчастными и благородными.

И сериал «МУР-МУР» просто следует в общем направлении.

Add comment

 


Security code
Refresh

ТОП-5 материалов раздела за месяц

Вход на сайт