Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
«Подвозка ссыльно-каторжными строительных материалов к постройкам в Горном Зерентуе»

 

«Подвозка ссыльно-каторжными строительных материалов к постройкам в Горном Зерентуе»

«Подвозка ссыльно-каторжными строительных материалов к постройкам в Горном Зерентуе»

Автор: Кузнецов Алексей Кириллович

Техника: Фотография

Для прекращения такого систематического развращения Сибири, необходимо прекратить ссылку в Сибирь преступников

Русская старина. Том XCIX. — СПб.,1899. Выпуски 7-9. С.56


Записка о прекращении ссылки в Сибирь.

(Составлена вице-адмиралом, генерал-адъютантом К. Н. Посьетом).

Троекратное путешествие через всю Сибирь, посещение различных там тюрем и работ на приисках, также ознакомление с устройством тюрем и со способом занятия людей, осужденных законами в других государствах, приводить нижеподписавшегося с следующему.

Обширный край, пространством в 2½ раза больший Европейской России, богатства которого еще недостаточно оценены и исследованы, осужден быть местом жительства всех преступников из среды 70-ти миллионного населения. Мера эта имела некоторое основание, когда Сибирь, кончаясь Камчаткой и Охотским морем и имея за собой пустынный Тихий океан, сама считалась пустынною землею и обитателями имела, по преимуществу, одни дикие и кочующие народы. Теперь, когда Тихий океан, с каждым днем, все более обращается в новое Средиземное море, когда чрез приобретение Амурской области, Россия подвинулась к этому морю, когда сопредельные Сибири государства открылись и быстро развиваются, — теперь необходимо дать и Сибири возможность вступить на путь развития, необходимо снять тяготеющее на ней клеймо «страна преступников».

Постоянная ссылка таких людей, в продолжение двух веков, в страну малонаселенную, не могла не иметь растлевающего влияния на это население. Ссылка служить главным основанием жалоб в настоящее время и общества, и начальства в Сибири на недостаток людей, заслуживающих доверия и могущих быть употребляемыми с пользою для края. Такое состояние населения останавливает развитие страны, составляет главную причину общего равнодушия к богатой Сибири и к ей обитателям, хотя, говоря вообще, мало нравственным, но весьма способным. Страна остается как бы забытою и вместе с этим, с каждым днем, все более отстает от соседних ей стран Востока.

Этот застой, в котором прежде находились Япония и Китай, а теперь находится Сибирь, чем долее будет продолжаться, тем более будет увеличивать слабость нашу в сравнении с этими двумя государствами, стоящими у отдаленных полупустынных границ России, со всем их многомилионным, компактным населением.

1. Ссылая преступников в край отдаленный от места, в котором произведено преступление, и подвергая их там так называемой каторжной работе, правительство, конечно, кроме кары за преступление, имеет в виду и исправление преступника.

Кара действительно происходить в самой ужасной степени. Лишенный родной земли, всех семейных и общественных связей, передаваемый по этапу в продолжение многих месяцев, преступник достигает места, в котором должен доживать свой век, нужно сказать, без роду, без племени и без имени.

Усугубляется эта кара еще тем, что преступник, оставаясь как во время продолжительная перехода по этапу, так и после, по достижении места своего назначения, постоянно в многочисленном обществе себе подобных, окончательно и безвозвратно развращается. Об исправлении преступника, при системе ссылки, нет и мысли. Достигнув полного заглушения совести, ссыльные не только цинически относятся к нравственной стороне преступлений, но увлекают с собою часто в эту пропасть и приходящих с ними в соприкосновение.

Всем известно сибирское выражение: «каторга — это академия разврата» и другое, употребляемое самими каторжанками: «не каторга страшна, а переход по этапу — вот настоящая каторга».

2. Что касается помещения, рода жизни, работ, присмотра в Сибири за каторжными и возможности нравственного их исправления, то об этом можно судить из следующего.

В настоящее время число серебряных руд значительно уменьшилось и, за неимением руднических работ, каторжные преимущественно употребляются на золотых приисках, причем главным местом их сбора служат известные Усть-Карийские прииски. Сопровождая великого князя Алексея Александровича в путешествии его через Сибирь, я имел случай посетить эти прииски и видел их в следующем состоянии. В камерах тюрьмы, в которых, по обыкновенному казарменному распределению, было бы помещено человек 25, арестантов набито было до 80 и, в некоторых женщины были помещены вместе с мужчинами. Самая тюрьма так ветха, что едва держится и как в ней, так и в госпитале, зимой, по свидетельству арестантов, которое не опровергалось ближайшим начальством, часто бывает не больше 5° тепла. Казарма конвоя грозила обрушиться ежеминутно. Госпиталь был, в полном смысле, набит больными, почти исключительно цинготными; их было положено в каждой палате двойное и тройное число против числа, которое бы могло поместиться в них хотя с некоторым удобством. Больные лежали на кроватях и на полу и, для прохода по палатам, была оставлена только узкая дорожка между больными, почти сплошь покрывавшими пол госпиталя. Доктор единственный для всех трех приисков —Верхнего, Среднего и Нижнего, расположенных на протяжении около 25 верст, был сам в цинге и ходил на костылях. Съестная порция с 1872 г. была уменьшена, на что очень жаловались арестанты. Церковь, находящаяся на Среднем прииске, так ветха, что от разрушения удерживается только подпорами, приставленными к ней со всех сторон.

Представляя, однако, эту картину сибирской тюрьмы, нравственное состояние заключенная в ней человека, степень попечения о нем и состояние крова его, я не могу пройти молчанием о явлении, доказывающему что и такая жизнь в такая обстановка не заглушают в преступнике всех человеческих чувств. Великий князь, посетив казарму, тюрьму, богадельню старую и новую больницу, стоял молебен в разрушающемся храме. Когда кончилась эта краткая церковная служба, и его высочество, приложась ко кресту, выходил из церкви, в полутемном коридоре ее тихо раздался народный гимн «Боже Царя Храни!» пропетый старыми и полубольными каторжными.

Всех каторжных должно было быть на Усть-Карийских приисках, кажется, около 2000 человек; из них слишком 200 человек лежали в больнице в цинге, и до 300 человек считалось в бегах. Работы на приисках, сколько можно было заметить в кратковременное посещение и по сравнению их с виденными нами частными золотыми приисками, производились вяло, медленно и без особой правильности.

3. Все тюрьмы, как восточной так и западной Сибири, переполнены ссыльными, каторжными, пересыльными и подсудимыми. Последние ожидают решения их дел, занимают тюрьмы и развращаются в них, в продолжение многих лет.

4. Для прекращения такого систематического развращения Сибири, для придания всей этой стране новой жизни и введения ее в права, общие всем частям государства, необходимо прекратить ссылку в Сибирь преступников. В настоящее время, кроме России, одна Франция ссылает своих преступников в отдаленный край. Англия, употреблявшая эту систему в продолжение целого века, должна была уступить требованиям своих колоний, не желавших принимать более новых элементов отравы их населения… 

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт