User Rating: 5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
 

Очерки Елизаветы Владимировны Рихтер об истории, материальной и духовной культуре

Глава 2. Поселения и постройки

Часть 3 (Здание жилища)

Жители русских деревень Причудья нанимали на постройку домов не только русских, но и эстонских специалистов-плотников, через которых распространялись новые технические приёмы и строительные конструкции (обшивка углов сруба, отделка потолков, готовые оконные рамы и другое). Появилась и новая строительная техника:   продольные пилы, а затем пилорамы и щеподральные станки на лесопилках в Омеду и Муствеэ. Расширилась торговля новыми строительными материалами. Небольшие кирпичные заводы в окрестностях помещичьих мыз (близ Калласте и Варнья) и производство кафеля в деревне Тихеда также способствовали изменению конструкции и облика жилища.          

Схема дома на двоих братьев. Калласте. Тартуское инвентаризационное бюро  

Отходники Причудья перенимали у населения западных губерний некоторые новшества в оборудовании и планировке жилища (фундамент, расположение печи, побелка потолков, штукатурка стен и так далее).

Замена старых форм жилища в условиях социального неравенства развивался с начала ХХ века неодинаково у разных групп населения. Но вытеснение «старины» происходило повсеместно.

Строили главным образом из леса и меньше из кирпича. По данным 1922 года в Калласте кирпичные дома составляли 6,7%, в Муствеэ – 3% от общего числа дворов. (Данные переписи населения в Эстонии 1922 года: Rahvaloendus Eestis, 2, 1934. Vihik 2. Tallinn, 1935, lk. 64). Строительство кирпичных домов обходилось значительно дороже, чем деревянных, и было по средствам купцам и подрядчикам.

Ставили дома на одну семью и на две. Строительство дома на две семьи (родственных) – распространенное явление в Причудье – было обусловлено дороговизной земельных участков и нежеланием дробить семью. Отец в одну половину дома отделял женатого сына, в другой поселялся сам с младшим сыном. Дом-двойня, или дом на двоих братьев(рис. 37), как он здесь назывался, представляет собой пятистенок на две половины. Длинные сени на всю длину дома, пристроенные к стене, удалённой от улицы, также разделены перегородкой и входы в них расположены в боковых стенках. Каждая половина была самостоятельным жилым помещением, но печи имели общую трубу. При постройке дома-двойни нередко пристраивался общий вольный двор, но после смерти отца братья делились, и каждый пристраивал к своей половине дома более широкий глухойили вольныйдвор (рис. 38). Согласно данным 1922 года в Калласте дома с «двумя квартирами» составляли 13% и в Муствеэ – 11%. (там же, lk. 70).  

Облик жилища менялся в этот период не только при строительстве новых домов, но и при капитальном ремонте старых. Ведь именно дом для безземельного мещанина Причудья являлся основным показателем его общественного положения, его «лицом». Внешнему и внутреннему оформлению дома придавалось особое значение. В этом отношении соседи старались не отставать друг от друга.

Изменения в строительной технике предопределили перемены во всех элементах жилища. Изменилась также техника и технология строительства. Вместо подводного фундамента ставили каменный, с подземной частью – бутом. Обычно этим занимался сам хозяин с семьёй, при необходимости нанимали соседей-каменщиков. Валунный камень здесь имелся повсюду. В начале XX века появились дома, рубленные из гантованных балок с чистым углом(в лапу). Снаружи такие дома обшивались тёсом, покрывали масляной краской. Улучшить внешний вид стремились и при очередном капитальном ремонте.

Основным кровельным материалом в это время была лучинка. Изготовляли и называли ее по-разному: лучинка, гонт-гонот, дранка, шиндарь(от немецкого – Schindel и эстонского – sindel). В первые десятилетия минувшего века она стала вытеснять черепицу.      

(Примечание: гонт делали вручную в деревне Лохусуу, лучинку, дранку и шиндарь в начале ХХ века – на лесопилке в Омеду). 

  Глухой двор, пристроенный к половине дома. Характерно расположение ворот. Калласте, 1965 год. Фото Е.В. Рихтер

Из той же переписи населения 1922 года видно, какие виды кровельного материала использовали в Калласте, Муствеэ и Тартуском уезде в целом. В названных населённых пунктах на дерево приходилось соответственно 90,9 и 94%, в то время, как в уезде в целом – только 23,7%. В последнем на толь (аналог современного руберойда) приходилось 52,8%, а в Муствеэ и Калласте – соответственно 0,4% и ноль. Уезд в целом использовал в качестве кровли также черепицу (10,7%), в Муствеэ (3,4%) и Калласте (2,0%). В уезде доля жести среди кровельных материалов составляла 6,9%, в Муствеэ – 0,8% и в Калласте – 1,2%.  В последних применялась даже солома, соответственно 3,7% и 2,2%.

Соломенные крыши в то время ещё встречались русских посадах.

Эти данные свидетельствую о том, насколько беднее было русское население западного Причудья по сравнению с эстонскими крестьянами Тартуского уезда. Правда, в расположенных в непосредственном соседстве с Причудьем волостях каждые два из пяти домов эстонских крестьян в Ранна были крыты соломой, а в Кокора – каждый пятый. Железные крыши в Причудье (их тут называли цинковыми) имелись лишь на домах купцов.

Дома построенные в конце XIX века были разделены дощатыми перегородками-заборкамина две половины: на переднюю избу (кухня) и заднюю избу(чистая половина). Дом имел колидор, а не сени, как в избе. В коридоре отгораживали помещения для хранения продуктов – шафрей, шафрейка. Вместо плоского камня перед входом в дом пристраивали открытую площадку с лестницей в 2-3 ступеньки (трепка).

Одновременно совершенствовалась внутренняя отделка жилища. Размеры окон были увеличены, рамы делали теперь из шести переплётов, а не из четырёх, как раньше. Стены изнутри оштукатуривали и или оклеивали обоями (обтягивали шпалерами), потолки обклеивали бумагой и белили. Здесь были распространены гладкие потолки. Потолочные доски соединяли соединяли впритычку. Полы делали таким же способом, затем их красили.   

В последней четверти XIX века постепенно усовершенствовалась и русская печь – сократилась площадь помоста, а к одной из боковых стенок пристраивали лежанку (шириной 70-80 см и высотой один метр), благодаря чему площадь обогрева оставалась той же. В ощостоквстраивалась плита с двумя кругами, которая системой дымоходов нагревала и лежанку (последнюю подтапливали, если к вечеру изба остывала). Изменилось место печи в избе, её ставили не у входа и не вплотную к стене, а отступя от обеих стенок. Впрочем, устье печипо-прежнему было обращено к окнам продольной стены. Развитие и усовершенствование печи происходило не без эстонского влияния – печь и лежанка имели каменное основание, а для трубы фундамент ставили отдельно (бут, подопечек). Устройство дымовой трубы на отдельном основании сбоку печи было в тот период характерно для вновь строящихся домов эстонских крестьян. (См. Тихазе К.И. Народное хозяйство Эстонии, планы на стр. 83 и 90). А вот в избах русских крестьян Псковщины и Принаровья печь с лежанкой покоилась на сплошном фундаменте, труба же являлась продолжением корпуса печи. Однако отдельно стоящие плиты у русских Причудья не получили распространения как это было в домах эстонцев. Кухонные плиты не имели вмурованного котла, который был характерен для жилищ эстонских крестьян, сету и русского населения Печорского района.

С начала ХХ века в домах зажиточных крестьян западного Причудья печи и лежанки стали облицовывать кафелем или изразцом коричневого цвета.    

Продолжение следует...

Подготовил Димитрий Кленский

Все материалы рубрики «Русская Эстония» здесь.

© «Славия»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт