User Rating: 5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
 

Очерки Елизаветы Владимировны Рихтер об истории, материальной и духовной культуре

Глава 2. Поселения и постройки

Часть 2 (Изба или дом?)

В Причудье изба была «неделенная» (более старый тип жилого дома). Старожилы отмечают: «Старина – это неделенная изба, а когда поделено внутри – то – дом».

***

Избы ставили жителям обычно наемные строители. Сезонные рыбаки и квалифицированные каменщики Причудья предпочитали зарабатывать деньги на стороне и платить строителям-специалистам, чем строить самим. К началу строительства хозяин с помощниками рыли яму для подполья, ставили фундамент. Плотников приглашали из деревень Лохусуу и Нина. Печников нанимали своих, деревенских. В случае, если плотник брался ставить дом только до стропил, то отдельно нанимали крольщиковили крыльщиков. Толок при сборке сруба здесь не устраивали.

Печь в избе ставили после настилки черного пола. Основание печи здесь называют подпечком. Традиционно псковским является место печи в избах Причудья: в правом или левом углу у входа, вплотную к стене, с челом, обращенным к боковой стенке. Старинные печи сбиты из глины, больших размеров – помостные. На верхнем помосте спали до шести взрослых человек. Имеется сообщение из деревни Нина, что в старину в печах даже мыли детей.

***                 

 

Устройство печи и название ее частей общерусские и совпадают  с известными повсюду в Западном крае: из кирпича-сырца клали пол, свод печи называли нёбом, площадку перед устьем – шестком. Слева от устья на шестке было место, называемое заногой, где разводили огонь под таганом. Сбоку печи устраивали неширокий помост – лянушку. Над помостом, в стенке печи, делали небольшие ниши – печурки, где сушили разные вещи. Внизу печи был подпечек, в котором зимой держали кур. А вот подвесной котел над шестаком, характерная принадлежность русских печей у населения Западного края, здесь не имел массового распространения. Помнят о нем только в деревнях Нина и Лохусуу.  В староверских же деревнях никто из старожилов не мог вспомнить о наличии его в курной печи. В староверских же деревнях никто из старожилов не мог вспомнить о наличии его в курной печи.

***

Окончательная обкладка избы состояла в обтесывании бревен с внутренней стороны, в настилке чистого пола, чистого потолка, в устройстве подполья. Высота подполья была различной: в некоторых домах подполбыл такой низкий, что за картофелем подбирались ползком, в других – достигал роста человека, в общем, «как земля себя покажет». У стенок подполья строили засеки для всякого огородного слетья (овощи – прим. составителя) и картофеля. Ход в подполье вел только из избы. Для хранения съестных запасов устраивали каморку, или чулан, отгораживая для этого часть сеней. Рассказывают, что крылец здесь раньше не строили, перед дверью, ведущей в сени, клали большой камень, заменявший лесенку.

***

В лексике, связанной со строительным делом, у русских Причудья наряду с терминами, общими для всего населения западнорусских областей, имеются и чисто местные. Например, мур– фундамент из валунов, мурник(мурщик) – каменщик, мурна– каменная работа, футровать – обкладывать сруб кирпичом, евель– фронтон, заделанный досками, латы– поперечные жерди обрешотины, верболки– потолочные балки и переводины для пола, шленьги – дверные и оконные косяки. Часть перечисленных терминов бытует лишь у русского населения Прибалтики, многие представляют заимствования из прибалтийского варианта немецкого языка и известны также местному населению – латышскому, литовскому и эстонскому. Совместная работа в городах и мызах русских строителей, в том числе и причудских, с немецкими мастерами, способствовала распространению заимствований у последних профессиональной лексики, закрепившейся затем в качестве местных бытовых названий.                   

***

Внутренняя планировка «неделенной избы» в деревнях Причудья была типично западнорусской: печь у входа с устьем, обращенным к боковой стенке, большой угол, расположенный по диагонали от печи стол, стоявший против устья печи в простенке между окнами, пристенные лавки, сходившиеся в большом углу, нары для спанья, устроенные за печью, или деревянная кровать, отделанные ситцевой занавеской (завесой). Убранство избы было простым: местом для спанья членам семьи служили печь, лежанка, лавка (для подросших детей стлали на ночь соломенные матрасы-постели). Пол обычно покрывали тряпочными половиками (полотнищами), которые ткали по заказу эстонские женщины.

***

 

Общность с западнорусским строительством прослеживается и в хозяйственных постройках. Для Причудья характерно компактное расположение жилища и хозяйственных построек, включенных в единый двор. Хозяйственные дворы здесь были вольныеиглухие.См. рис. 35 и 36. Рисунки глухих дворов опубликованы в предыдущей публикации.

Вольный, или открытый, круговой  двор, открытый с поветками двор называют стариной (рис. 36). Дом при таком дворе стоит обычно вдоль улицы, к задней стене дома примыкают две повети. За ним по одну сторону стоят в ряд конюшня и хлев, по другую – амбар. Их соединяет поветь, которая и замыкает двор. Так образуется П-образная связь построек, замкнутая линией дома. Расположение построек и поветей варьирует, но отличительной чертой этого типа двора являются открытая площадка внутри двора и веночный, «круглый» в целом комплекс жилища и хозяйственных построек. Внешние стенки дворов, сохранившиеся до нашего времени, складывали из камня, скрепленного известью, встроенные хлев и амбар были или каменными, или срубными. В проеме каменной стенки рядом с домом, ставили двухстворчатые (двупольные) ворота. Проем выкладывали кирпичом, на вмурованные сборку крюки-пятники вешали воротни. Калиток не было, во двор вход вел с сеней. И повети, и постройки покрывали непрерывной двускатной крышей, П-образной в плане. Стропила крыши врубали в прогонные балки, опирающиеся на стены построек и на опорные столбы в углах двора и вдоль поветей. Открытое сверху свободное пространство внутри двора, вымощенное булыжником, называлась мостовой. Иногда через весь двор в мостовой прорывалась канава – стёк для вывода скапливающейся воды.

Вольный, или круговой с поветками, двор жителей Причудья является одним из вариантов псковской планировки двора. Но у русских жителей Причудья не было необходимости выносить за пределы двора хозяйственные постройки, неземледельческий характер хозяйства позволял им обходиться одним небольшим двором, в котором размещались все подсобные строения. Вольные дворы сохранялись в Причудье значительно дольше, чем в Псковской области, еще в конце XIX-XX веков такие дворы были у многих жителей деревень Лохусуу, Муствеэ, Тихеда и Калласте.

***

В деревне Нина таких дворов было немного, в деревнях Большой и Малый Колкья и Варнья их не помнят. И вообще, в южных деревнях Причудья был распространен другой тип двора – глухой. По связи с жилищем выделялись два подтипа глухих, или крытых дворов. Если двор продолжал линию дома, а крыша его являлась продолжением крыши дома, то его называли под-едино, под одну связь, под едину крышу. Если двор пристраивался к концу дома под прямым углом, образуя глаголеобразную, или поперечную связь, про такой двор говорили, что он за домом, по-задворью. Двухрядная связь, распространенная в деревнях Гдовского и Печорского районов в Причудье не встречается.  

Ширина глухого двора одинакова с шириной дома, стены его сложены из валунов, или «дикого камня», называемого здесь еще дикарем, реже – из бревен, забранных в вертикальные столбы. Посередине широкой стенки двора, против сеней, стоят двусрубные постройки – ахлеви конюшня, иногда и онбар. Во хлеву или у одной стены двора устроена загородка для поросенка – свинух, будка, горожник.

Особенностью глухого двора в Причудье является настил из жердей – верёх– с полным пространством внутри, площадью 9-16 кв. метров. Каждая из четырех сторон настила (шириной 3-4 метра) использовалась для хозяйственных нужд: над хлевом лежало сено, у боковых стен двора настил клали сетки и другой хозяйственный скарб, на жердях, у стенки, примыкающей к чердаку дома, спали летом. Тут же, на поясе стропил, висели заготовленные на зиму веники, а в мешке – соленый окорок. К этому настилу можно было легко подойти с любой стороны и, подставив переносную лестницу, найти даже впотьмах нужную вещь. Подобное устройство было рациональным, поскольку количество подсобных помещений у русских рыбаков и отходников было ограниченным. Чердак дома тоже иногда носит название верёх. На чердаке держали ненужную хозяйственную утварь, рассыпали на зиму лук и клюкву. Попадали на чердак тоже по приставной лестнице, которую называли редель, редёлка.

***

Глухие дворы в Причудье считают более новыми по сравнению с вольными дворами. Однако в начале ХХ века здесь сосуществовали одновременно и вольный, и глухой дворы, при этом преобладали вольные дворы в северных деревнях (от Муствеэ до Калласте) и отсутствовали в южных (от деревни Нина Варнья).

Жители Причудья вне дворов (обычно на берегу озера) ставили только бани. Еще в конце XIX века бань было немного – 2-3 на деревню. Планировка была той же, что повсюду в западных районах Европейской части России, то есть белорусско-украинская, с печью-каменкой у входа, пристроенным в ряд печи, то есть за нею. Предбанников, по рассказам стариков, не было. В этом отношении причудские бани были сходны и с древними русскими, и с эстонскими банями. Предбанники появились поздно: в деревне Колкья, например, в начале ХХ века, а в деревне Нина, где жители еще в конце ХIХ века мылись и парились в русской печи, даже в 1930-годы. Обращает на себя внимание его название: на соседних территориях у русских крестьян его повсюду называли предбайником(от слова байня), в деревнях же Причудья – припередком, словом, которое Даль помечает, как архангельское и новгородское.                                       

Составитель Димитрий Кленский

Все материалы рубрики «Русская Эстония» здесь.

© «Славия»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт