User Rating: 5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
 

Очерки Елизаветы Владимировны Рихтер об истории, материальной и духовной культуре

Глава 1. Занятия и хозяйство

 

Часть 1 (рыболовство)

Установление границы между Советской Россией и Эстонией по Тартускому мирному договору 1920 г. значительно и в худшую сторону изменило не только социальные условия жизни, но и материальное положение русских жителей Причудья. Они оказались отрезанными от рынков сбыта и районов отходничества и промысла. (Не зря делегация Советской России  предлагала в 1919 году в самом начале мирных переговоров в Тарту установить эстонско-российскую границу от Раквере до Печор – составитель).

Закрылся путь к Ладожскому озеру. Рыбаки, не пожелавшие оставить привычный промысел, уезжали на морское побережье, например, близ Локсы (Локса на севере Эстонии – составитель), где целое лето промышляли в море угря, либо ловили в своем озере ставными сетями и перемётами сига и ряпушку. Процент целиком занятых в эти годы рыболовством, уменьшился вдвое. А в начале ХХ века в районе Муствеэ они составляли 36,1% трудоспособного населения, в 1930-е годы – 15%. В районе Калласте – соответственно 64,4 и 35%.

Из внутренних водоемов Эстонии Чудское озеро по-прежнему оставалось самым крупным районом лова рыбы. В 1931 г. в нем было выловлено 7844 центнера рыбы (из этого количества в Псковском озере – 588 центнеров, а в озере Выртсъярв – 1823 центнера). 32,2% добычи составлял окунь , 24,9% - снеток, 15,6% - щука, 4% - сиг. Но снеток (сезонная рыба, популярная в России - составитель), улов которого в 1931 г. составил 195 тонн, или 11тыс. пудов, больше не имел сбыта, так как русский рынок был закрыт.

У эстонского населения снеток не пользовался спросом. Его экспорт в Советский Союз не был налажен, если не считать единичного случая – заказа на поставку 9 тыс. пудов в 1929 году.  

Проекты, представленные министру народного хозяйства о переработке снетка в муку и рыбий жир, практического осуществления не получили. Разрушались снеткосушильные печи, снеток вялили на солнце и скармливали скоту. В 1920-е годы не прекращался хищнический лов сига (ценная порода рыб–   составитель), больше всего его ловили в сентябре, во время нереста. Несмотря на сравнительно высокие цены на сига, устанавливаемые перекупщиками, значительного влияния это на бюджет рыбацкой семьи не оказывало.   

Некоторый доход приносил в те годы лов щуки, которая экспортировалась за границу (Польша, Германия, Швеция). Транспортировка щуки в живорыбных садках до Тарту и продажа ее акционерному обществу «Кеск Кала» находились в руках крупных скупщиков. На экспорте щуки наживались и местные купцы. Так, щука, купленная у торговцев по 4 кроны за пуд, продавалась за границей (в Варшаве) по 16 крон за пуд.

По существующим в Эстонии законам все озера сдавались в аренду с торгов.  Как заявил в 1930 г. на заседании Государственного собрания депутат Смирнов, сети продаются рыбакам нередко вдвое дороже их стоимости, а за рыбу скупщики платят в 4-5 раз меньше ее рыночной стоимости. Летний лов не окупал затрат, и число профессиональных рыбаков в Причудье с каждым годом сокращалось.

Летом рыбу в озере ловили главным образом женщины и старики. В июне ряпушку (вид сиговых– составитель) ловили закидными неводами. Леща, плотву, окуня, ерша отлавливали ставными сетками, сига – перемётами. Больше всего ловили рыбу ставными сетками-мерёжками. Перемёты, которые ставили в основном на сига, доходили в длину до 1 км и имели от 300 до 600 крючков. Наживляли переметы снетками (на сига), плотичкой (на щуку), червяком (на окуня). Начиная с Яанова дня (эстонский вариант Иванова дня– составитель) – 24 июня, каждый вечер собирались две-три женщины, брали с собой  по 15-20 сеток (женский нор) и отправлялись на озеро. Если стояла тихая погода, то, выметав сетки, ложились спать тут же в лодке, утром выбирали сетки и возвращались домой. Рыба, выловленная за три летних месяца, составляла около 25% годового улова.

Осенний и зимний лов на Чудском озере носил массовый характер. Как отмечала русскоязычная газета «Вести дня» (1938, 8 сентября) , осенью «на озере от Лохусуу до устья реки Эмайыги промышляет свыше 600 лодок, и в каждой обычно пять рыбаков.  Большая часть их приходит из Муствеэ и Калласте. Но осенний лов рыбы на Чудском озере давно уже нельзя признать удовлетворительным: в лучшем случае рыбакам удавалось заработать от одной до двух крон в день». Более половины выловленной осенью рыбы составлял окунь, на которого ходили с мутником.  

Зимой артели по-прежнему ловили рыбу неводами или мутниками, а отдельные семьи – ставными сетками. Ловили и индивидуально: «Место на озере называлось удьбище. Компания на льду, удцы сидят и ждут, рыбу удят. Прорубит каждый себе чушку и кивает с сикушей. Саночки поперек, за саночками пешня и на ней заставочка. Окуней и сигов удили, налимов». Так описывает на местном сленге подлёдный лов та же газета «Вести дня».

Рыбацкий запас и все снаряжение оставались теми же, цены на рыбу падали из-за плохого сбыта и произвола скупщиков. Много убытков несли рыбаки осенью и зимой от потери сетей, в результате этого росла задолженность рыбаков купцам, и семьи жили впроголодь всю зиму. Государство  в таких случаях не оказывало никакой помощи. Лишь в январе 1940 г. начались разговоры о необходимости введения обязательного страхования сетей.

За двадцатилетний период (1920-1940 гг.) удельный вес рыболовства в экономике населения в целом сократился, и материальный уровень рыбаков Причудья очень мало отличался от общего уровня рыбаков всей Эстонии – самой необеспеченной части её населения.    

Составитель Димитрий Кленский

Все материалы рубрики «Русская Эстония» здесь.

© «Славия»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт