Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

1855 год. 12 июля (30 июня ст.ст.) от раны скончался один из командующих обороной Севастополя адмирал Павел Нахимов

«28 июня севастопольцы понесли тяжелую утрату: на Малаховом кургане получил смертельное ранение адмирал П. С. Нахимов. П. С. Нахимов родился 23 июня 1802 г. в поместье Городок Вяземского уезда Смоленской губернии (сейчас село Нахимовское Вяземского района Смоленской области) в семье офицера. В тринадцатилетнем возрасте его определили в Морской кадетский корпус. Позже он совершил трехгодичное кругосветное плавание на фрегате «Крейсер» под командованием М. П. Лазарева.

Боевое крещение лейтенант Нахимов принял 8 октября 1827 г. в Наваринском сражении, в котором командовал батареей на крейсере «Азов». С 1834 г. до последнего дня жизни он служил на Черноморском флоте.

Среди защитников города П. С. Нахимов пользовался особым уважением и любовью. Выполняя обязанности помощника начальника Севастопольского гарнизона, Нахимов, после гибели Корнилова, принял на себя основную тяжесть руководства обороной города. В феврале 1855 г. он был назначен командиром Севастопольского порта и временным военным губернатором города.

Пламенный патриот, горячо любящий свою Родину и русский народ, Нахимов не боялся вставать на защиту «нижних чинов», отрицательно относился к крепостническим порядкам на флоте. «Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов крепостными людьми, — говорил он. — Матрос есть главный двигатель на военном корабле... Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительные слуги отечества...».

12 апреля 1855 г. в приказе в связи с производством его в адмиралы, П. С. Нахимов писал: «Геройская заслуга Севастополя, в которой семья моряков принимает такое славное участие, была поводом к беспримерной милости монарха ко мне, как к старшему в ней. Высочайшим приказом от 27-го числа минувшего марта я произведен в адмиралы. Завидная участь иметь под своим начальством подчиненных, украшающих начальника своими доблестями, выпала на меня. Я надеюсь, что гг. адмиралы, капитаны и офицеры дозволят мне здесь выразить искренность моей признательности сознанием, что, геройски отстаивая драгоценный для государя и России Севастополь, они доставили мне милость незаслуженную.

Матросы! Мне ли говорить вам о ваших подвигах на защите родного нам Севастополя и флота? Я с юных лет был постоянным свидетелем ваших трудов и готовности умереть по первому приказанию; мы сдружились давно; я горжусь вами с детства».

П. С. Нахимов был не только великим флотоводцем и стратегом, но и выдающейся личностью в российской военной истории. По своим взглядам и убеждениям он принадлежал к прогрессивно настроенным кругам общества. Нахимов умел поднять энтузиазм, боевой дух матросов и офицеров, он придавал исключительно важное значение воспитанию «духа народной гордости в своих подчиненных».

Его забота о нижних чинах, простота и доступность привлекла многих. Участник обороны Севастополя Д. М. Афанасьев вспоминал, что Нахимов «... умел говорить с матросом по душе, называя каждого из них при объяснении — друг, и был действительным для них другом... Всякий, кто был на севастопольских бастионах, помнит необыкновенный энтузиазм людей при ежедневных появлениях адмирала на батареях: истомленные донельзя матросы, а с ними и солдаты, воскресали при виде своего любимца и с новой силой готовы были творить и творили чудеса». В тот роковой день на Малаховом кургане у оборонительной башни, перед иконой, присланной императрицей Александрой Федоровной, шла служба в канун дня Святых Апостолов Петра и Павла.

Нахимов взял у сигнальщика зрительную трубу и стал осматривать позиции французов. Они находились на расстоянии 235 м от бастиона. Его черный сюртук с золотыми эполетами резко выделялся на фоне кургана. Несколько неприятельских пуль ударили рядом в бруствер. «Они сегодня довольно метко целят», — заметил адмирал. В этот миг штуцерная пуля попала ему в левый висок. В блиндаже Ф. С. Керна Прасковья Ивановна Графова наложила ему повязку, затем смертельно раненного адмирала доставили в Аполлонову балку, откуда переправили в госпиталь на Северной стороне, на территорию 4-ой батареи. После операции, 30 июня 1855 г. в 11 часов 7 минут утра он скончался. Похоронили Нахимова рядом с М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым, В. И. Истоминым в склепе недостроенного Владимирского собора на Центральном холме. По свидетельству участника обороны поручика Я. П. Кобылянского: «неприятель, в виду которого они происходили, воздавая честь усопшему герою, хранил глубокое молчание: на главных позициях ни один выстрел не раздался во время предания тела земле».

К 50-летию обороны 1854–1855 гг. на месте смертельного ранения адмирала открыли мемориальную плиту, утраченную в годы Великой Отечественной войны. В 1957 г. по проекту архитектора А. Л. Шеффера на Корниловском бастионе, левее башни, соорудили небольшой памятник. Среди зелени на невысоком постаменте установленна полированная плита с надписью: «Здесь, на бастионе Малахова кургана, 28 июня 1855 года смертельно ранен адмирал Павел Степанович Нахимов».

Цитируется по: Шавшин В.Г. Бастионы Севастополя. — Севастополь: Таврия-Плюс, 2000

История в лицах


Из воспоминаний очевидца смерти адмирала П.С.Нахимова:

«Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Усов и барон Крюднер снимали портрет; больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался«, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще».

Цитируется по: Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. М.-Л.: 1941-1944. с.413

Мир в это время


В 1855 году в свет выходит самое известное произведение американского писателя Генри Лонгфелло – «Песнь о Гайавате»

Смерть Миннегаги. У. Де Л. Додж. 1892 год

«Лонгфелло Генри Водсворт [Henry Wodsworth Longfellow, 1807—1882] — американский поэт. Вырос в богатой буржуазной семье. Отец Лонгфелло был видным юристом и депутатом Конгресса. Еще молодым человеком Лонгфелло совершил два путешествия по Европе. По возвращении занял кафедру новых языков в Гарварде, которую не оставлял до 1854. Свою литературную деятельность начал двумя сентиментально-романтическими книгами путевых очерков («Outre Mer», 1833, и «Hyperion», 1839), заслужившими автору прозвище «ирвингианца». С конца 30-х гг. и до последних лет своей жизни Лонгфелло выпускает сборники стихов, обеспечивающие ему прочный успех в широких читательских кругах Америки и Англии. Все произведения Лонгфелло можно разбить на три группы. Первая: оригинальные стихотворения, медитативная лирика с сильным философско-дидактическим налетом («Voices of the Night» — «Голоса ночи», 1839; «Birds of Passage» — «Перелетные птицы», 1858; «The Seaside and the Fireside» — «У моря и у очага», 1849; «Flower de Luce» — «Ирис», 1867, и др.). Вторая — произведения, в разной степени связанные с образцами западноевропейской литературы; в некоторых из них Лонгфелло использовал сюжеты и черты общего колорита памятников средневековья («The spanish Student» — «Испанский студент», 1843; «The golden Legend» — «Золотая легенда» и др.), другие несут отпечаток непосредственного влияния поэзии англо-германских романтиков XIX в. («Ballads and other Poems» — «Баллады и поэмы», 1841 и др.); сюда же относятся многочисленные переводы Лонгфелло, из которых самым значительным является перевод «Божественной комедии» Данте. Наконец для третьей группы характерны произведения, относящиеся к попыткам Лонгфелло создать национальный эпос («Evangeline», 1847; «The Courtship of Miles Standish» — «Сватовство Майльза Стэндиша», 1858; «The Song of Hiawatha» — «Песнь о Гайавате», 1855) <…>

Цитируется по: Литературная энциклопедия: В 11 т. Том 6. М.: ОГИЗ РСФСР, гос. словарно-энцикл. изд-во "Сов. Энцикл.", 1932

 

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт