Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
Фото с сайта navigator-kostroma.ru
Фото с сайта navigator-kostroma.ru

С 21 по 23 сентября в городе Плёс, что на Волге, состоялся Пятый Левитановский фестиваль классической музыки.

Большая редкость, чтобы в названии музыкального фестиваля фигурировало имя художника. Но Левитан и Плёс – особая сказка, в которой искусство и жизнь слились в тесных объятиях. Пробыв в Плёсе три лета вместе с приятелем-художником и любимой женщиной Софьей Кувшинниковой, гениальный пейзажист создал образ-миф Плёса. Миф маленького и печального русского рая.

«Есть в русской природе усталая нежность…» – писал Бальмонт. Вот этой нежностью, исходящей из болезненной, утончённой и страстной души художника, пронизаны его пейзажи. Любой, попадающий в Плёс, прежде всего придирчиво оглядывает холмистые красоты волжских берегов – насколько они «левитанны».

А сам Левитан стоит в Плёсе и на набережной, в виде бюста около музея и наверху, на «горе Левитана», в образе бородатой бронзовой фигуры в человеческий рост, в шляпе и с мольбертом.

Кроме влияния левитановского гения у Плёса есть энергичный земной попечитель, он и является президентом Левитановского фестиваля – предприниматель Алексей Шевцов (он одно время был мэром Плёса). Практичный устроитель отелей и причалов, Шевцов ещё и форменный мечтатель, автор брошюры «Республика Плёс». Грезит Шевцов о планомерном и сознательном развитии любимого края, то есть о стратегии. Это он, конечно, съел чего-нибудь. А вот реальные шаги его очень разумны – именно Шевцов приручил к Плёсу Д.А. Медведева, устроившего в километре от городка личную резиденцию. Бравые ребята, рассекающие твёрдые волжские волны на убитых катерах, показывают туристам – во-о-он там, за последним причалом, видите – банька? Да, действительно видим – банька есть. Кстати, небольшая.

В советское время функцию облагораживания и окультуривания пространства выполняла худо-бедно тень В.И. Ленина. На всём протяжении его тревожного жизненного пути ремонтировались дома, расчищались ландшафты, укреплялись мемориальные доски и возникали рабочие места. Теперь идеологии нет, и нашим руководителям приходится окультуривать пространство личными усилиями. Дмитрий Медведев, в частности, инициировал строительство Левитановского концертного зала, и это наконец не набор слов, а реальное дело. Двусветный красавец-зал, на 200 мест, с деревянной стильной галереей по периметру, и принял в этом году музыкальный фестиваль с его изысканной и сложной программой.

Художественный руководитель Левитановского фестиваля пианист Алексей Гориболь – убеждённый сторонник просвещения публики, а не адаптации к её невежеству. Поэтому в программе даже гала-концерта были не только дивные шлягеры вроде «Мук любви» Крейслера (в нежном и умном исполнении скрипачки Елены Ревич). Или «Танго» Пьяццолы, или «Баркарола» Оффенбаха. Были и трудные, редко исполняющиеся вещи Генделя, Шумана и Бетховена – и ничего, публика сидела как шёлковая.

Конечно, это произошло из-за высокого профессионального уровня исполнителей. Пианистка Полина Осетинская, скрипач Назар Кожухарь, виолончелисты Дмитрий Прокофьев и Рустам Комачков, солистка Геликон-оперы Татьяна Куинджи, сам Алексей Гориболь, великолепный пианист, – имеют безупречную репутацию. И к тому же не покрыты никаким слоем жирного самодовольства, не щеголяют мёртвым мастерством, но истинно и глубоко любят музыку.

Об одной гостье Плёса надо сказать особо – на фестивале выступила чудесная певица, меццо-сопрано Олеся Петрова. Про такие голоса написал Чехов: слушаешь – и будто ешь спелую, ароматную, сочную дыню. Олеся Петрова (серебряная медаль на конкурсе Чайковского, финалистка конкурса Би-би-си «Голоса мира») стоит на пороге большой мировой славы. И скоро мы лишь будем изумлённо вращать головой, наблюдая, как наша Олеся мчится из Австралии в Америку, да из Германии в Италию (всюду уже приглашена). Но пока что публика в Плёсе ликовала, когда Олеся Петрова, в синем бархатном платье и чуть не со слезами на глазах, удивительно свежо и трогательно пела арию Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского.

Немало интеллектуального изящества было вложено в кульминационную программу фестиваля, посвящённую образам детства. Туда вошли: вокальный цикл Мусоргского «Детская», «Детский альбом» Чайковского и посвящённые именно «Детскому альбому» Чайковского стихи Веры Павловой в исполнении актрисы Ингеборги Дапкунайте.

Поразительно современно звучит Мусоргский, для которого трагедия человека начинается с детской, тут источник всех будущих ужасов и неврозов. Чайковский, будто возражая ему, – наглухо закрывает идиллический мир детства от тревог взрослых. А обаятельные, хоть и грубоватые стихи Павловой возвращают слушателя не просто на землю, но в советские семидесятые годы, к бедному мещанскому детству детей советских инженеров, которое они почему-то упорно называли «интеллигентным».

(Невероятно худая и стильная Дапкунайте прочла стихи не так противно, как это обычно делают актёры.)

Получилось целое «пространство смысла», было что послушать, было над чем и подумать. Кроме интеллигенции Плёса и гостей фестиваля приехала публика из окрестных городов – Иваново, Костромы. Такие маленькие фестивали, проходящие в провинции, делают большое дело – «провинция» из синонима отсталости и скуки превращается в образ благородного, глубокого и вдумчивого провождения времени, его неспешного и умного заполнения. Искусство отдаёт жизни обязательные долги – вдохновившись ею, преображает её и украшает.

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт