Блоги на портале «Славия»

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Совсем недавно прошла очередная годовщина трагических событий августа 91 г. в Москве и во всей стране.Воспоминания о  тех днях продолжают и  сегодня  вызывать  споры о том , что произошло тогда...  Позволю я себе высказать мнение о тех трагических событиях.

Фото: Александр Хмыров

Перестройка под контролем ЦРУ

С приходом к власти Горбачева в 1985 г. ЦРУ тоже начало свою «перестройку». В 1986 г. эмиссарам ЦРУ удалось добиться от руководства нефтедобывающих стран Ближнего Востока обязательства о резком увеличении добычи нефти. Это привело к падению цен на нефть и лишило СССР значительной части доходов от экспорта нефти.

На проекты модернизации промышленности, декларируемые новым руководством Советского Союза, катастрофически не хватало денег. Потом авария в Чернобыле. Этот удар по СССР пришелся очень кстати планам ЦРУ. Когда происходят такие совпадения реалисты обычно ищут руку врага. Тем более, что тогда наиболее высокий процент агентуры западного влияния был среди научно-технической интеллигенции, значительная часть которой мечтала о заокеанских зарплатах. Кое-кто ради этого готов был на все.

Дела шли все хуже. Неспособность обновленцев-перестройщиков реформировать экономику в сторону эффективного хозяйствования привела к тому, что эти недотепы нашли этим реформам заменитель. Началось реформирование политической системы. А хозяйство страны между тем разваливалось. Ускорился процесс развала восточного блока. Вес и влияние страны резко упали. Горбачев пошел на неадекватные уступки Западу. Со временем его политика стала своеобразной игрой в поддавки. Зашевелились подстрекаемые извне сепаратисты национальных окраин. После смерти Сталина одиозный глава Объединенного МВД Л.П.Берия, рвавшийся к личной диктатуре, провел через Президиум ЦК КПСС решение о выдвижении национальных кадров в союзных республиках. Это привело к замене русских по национальности чиновников на чиновников титульных наций, часто совершенно не подготовленных к соответствующей работе. Произошло формирование национальной бюрократии в регионах.

Сформированная Берией национальная бюрократия этих регионов уже мечтала об их присоединении к Западу. Они надеялись на подачки новых хозяев и хотели избавиться от контроля Москвы, который в лучшие времена мешал этой бюрократии воровать государственные средства и имущество, а также брать взятки. Застарелые межнациональные споры вспыхнули с новой силой, что привело ряд территорий Советского Союза в состояние гражданской войны. Руководители так называемых союзных, а часто и автономных республик, требовали предоставления хозяйственной и политической самостоятельности. Страна была на грани развала. Начавшееся реформирование политической системы проводилось в угоду заморских друзей Горбачева, на деле оказавшихся его хозяевами.

Компартия в то время являлась государственной структурой и ее разрушение в условиях масштабного кризиса без выстраивания государственных структур, которые бы заменили сломанную опору, все быстрее вело страну к дезинтеграции. Этого не мог не понимать сам Горбачев. Но раскрутив этот процесс, нарушив равновесие в гос.аппарате, он уже не способен был его затормозить. Он надеялся лишь на добрую волю своих западных друзей и в угоду им ничего не предпринимал, чтобы хоть как-то скорректировать курс. Для этого нужна была твердая рука, ее у него не было. Было лишь красноречивое прозвище: «подкаблучник». И эту безответственную мюнхенскую политику проводил Горбачев, как стало известно уже в наше время, отнюдь не бескорыстно. Взять хотя бы кредитные карточки на 100.000 долларов, которые ему положил в карман корейский президент Ро Де У при личной встрече.

Главный агент влияния мирового правительства

Впрочем, есть еще одно дно у этой истории. Судя по всему Горбачев не был самостоятельной фигурой. Когда он стал масоном, это не так уж и важно. Однако косвенно он признал это еще в феврале 1992 г. Тогда выступая по первой программе ТВ в передаче «Прямая линия» Горбачев признал, что состоит членом клуба, в который входят Тетчер, Митеран, Буш и др. Из этого клуба и дергали за нитки ведущие к «творцу перестройки». Конечно без сети агентов влияния Запада ему не удалось бы так успешно подготовить страну к развалу. Но пятая колонна уже действовала в стране. Ее кадры начали готовить с приходом грязной слякатной хрущевской оттепели. Как тут не вспомнить слова руководителя Болгарии Георгия Димитрова, который когда-то сказал: «Часто общественность удивляется, что известные государственные деятели быстро и будто совсем беспричинно меняют свои позиции по довольно существенным вопросам… или говорят одно, а делают совершенно противоположное… Для постороннего наблюдателя это что-то нелогичное и совершенно непостижимое. Но для тех, кто ознакомлен с деятельностью масонских лож, вопрос достаточно ясен. Деятели, как члены масонских лож, обычно получают предприсания и директивы от соответствующей ложи, подчиняются ее дисциплине вопреки интересам народа и страны».

Февраль наступил в августе

Страна оказалась в тупике.

Отказавшись от применения решительных мер, в том числе и против открытых сепаратистов, советский президент делал одну уступку за другой многочисленным внешним и внутренним врагам нашего государства.

Страна оказалась на грани распада. Как заклинание Горбачев повторял мысль о невозможности применения насилия, что приведет к человеческим жертвам. Но ведь каждому разумному человеку уже тогда было ясно, что жертвы при разгоне невооруженных акций экзальтированной толпы на несколько порядков меньше, чем потери, которые влечет за собой развал такого огромного государства - как наше. Сколько миллионов погибло в конфликтах новообразованных государств? Еще больше людей погибло от голода и болезней в следствие резкого снижения жизненного уровня и разрушения всесоюзных социальных структур и службы здравоохранения, не говоря уже о вымирании народа. Все эти последствия развала единого государства.

Несмотря на волю подавляющего большинства населения страны, высказавшегося на референдуме за сохранение единства государства, Горбачев совершил преступление проигнорировав волю народа продолжил курс на его разделение. Он продолжал вести переговоры с руководителями субъектов федерации о заключении между ними и центром т.н. «союзного договора», что означало превращение федеративного государства в конфедеративное с последующим его распадом.

Понимали это и другие высшие руководители страны. При всей их непоследовательности и нерешительности они понимали, что отступать дальше некуда. Дальше - крах.

ГКЧП

19 августа 1991 г. незадолго до готовившегося акта подписания «союзного договора» утром через СМИ было объявлено о введении в стране чрезвычайного положения (ЧП) и создания Государственного комитета по введению чрезвычайного положения (ГКЧП) во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым. В ГКЧП вошли также премьер-министр Валентин Павлов, председатель КГБ Владимир Крючков, министр внутренних дел Борис Пуго, министр обороны Дмитрий Язов, первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

О Горбачеве было сообщено, что он болен и поэтому временно не способен к исполнению своих обязанностей, но что после выздоровления он к ним вернется. Ельцин, тогдашний президент РФ, отказался признать ГКЧП и заявил, что введение режима ЧП означает государственный переворот. Обосновавшись в здании Совета министров России Ельцин стал собирать туда своих сторонников.

С другой стороны сотни миллионов граждан страны при известии о ГКЧП вздохнули с облегчением. Люди надеялись, что теперь сместят с поста руководителя страны предателя, который в угоду американцам ведет дело к уничтожению государства.

Однако первые действия ГКЧП разочаровывали. Янаев и его товарищи не предприняли решительных действий, а их противники действовали нахраписто и нагло. Это привело к быстрой сдаче властью всех позиций и к провалу попытки стабилизации положения в стране.

Роль Горбачева в ГКЧП

Судя по всему Горбачев был в курсе всех действий ГКЧП, на каковые он дал свое согласие. Он лишь выжидал, чем кончится схватка. Если его и изолировали в Форосе на некоторое время, как он впоследствии утверждал, то это могло быть сделано по следующим причинам:

- получив согласие президента СССР на акцию введения ЧП и зная его трусость и неустойчивый характер, члены ГКЧП сделали так, чтобы в последний момент он не смог дать задний ход. Кроме того, такая изоляция была ему необходима как алиби в случае провала ГКЧП. Но тут есть некоторое противоречие.

С одной стороны Горбачев уже все подготовил для подписания т.н. «союзного договора», который в соответствии с планами «мировой закулисы» должен превратить Россию из единого государства во временный союз регионов с ближайшей перспективой его полного распада, а с другой - он дает формальное согласие на принятие мер долженствующих поломать эту схему. Но все объясняется тем, что хозяевам Горби был выгоден такой шаг. Предатель Горби должен был организовать лишь его провал. Крах акции по введению ЧП с одной стороны полностью парализовал способность армии к сопротивлению, впоследствии не оказавшей никакого противодействия разделению ее на суверенные куски, а с другой - лишал новый союз государств даже такой эфемерной формы межгосударственной связи, как конфедерация.

В свое время штатские «февралисты» 1917 г. с тем, чтобы исключить возможность военного переворота, который лишил бы этих масонов власти, приняли «приказ № 1» Петросовета об отмене воинской дисциплины, который полностью деморализовал армию. Провальная попытка ГКЧП в такой форме и была своеобразным «приказом № 2». Поэтому нет оснований сомневаться в том, что согласие «меченого Горби» на ГКЧП объяснялось его согласием исполнить решение его глобалистских хозяев по роспуску СССР. Его действия по нарушению территориальной целостности страны, незаконная передача США части территориальных вод с огромными запасами нефти, решения в результате которых ФРГ безо всякой политической и материальной компенсации получила в подарок ГДР, обязательство по выводу войск с баз в Германии, что открыло НАТО дорогу к нашим границам, разоружение Варшавского блока и т.д. и т.п., все это в любой стране квалифицировалось бы как государственная измена.

Таким образом были все основания для ареста Горбачева и предания его суду. Если бы об этом было принято решение, тогда ГКЧП мог бы действовать без оглядки на предателя и на законных основаниях. Армия и госструктуры выполнили бы все решения ГКЧП, т.к. в противном случае невыполнивших распоряжения чиновников и командиров судили бы как изменников.

Но вот сообщение о мнимой болезни «президента» не давала оснований о его отставке, а наоборот - давало понять, что он еще может вернуться. Зная его неустойчивость любой чин мог ожидать в будущем санкций в отношении собственной персоны. Эта позиция породила разброд и шатания в проправительственном лагере и позволила Ельцину начать собирать вокруг себя либеральную тусовку и неустойчивые элементы в МВД, армии, госаппарате. Одни действовали, а другие раздумывали. Не решившись на арест Горбачева и Ельцина ГКЧП связало себе руки. Они не решились на жесткие действия, а ведь только это могло парализовать у либералов волю к борьбе. После ареста Горбачева и сообщения о готовящемся суде над ним следовало бы собрать съезд народных депутатов СССР. Нет сомнения в том, что в такой обстановке депутаты утвердили бы решение о ГКЧП и об аресте изменника и о предании его суду. И вопрос был бы решен. Арест Ельцина за оказание сопротивления законной власти в условиях ЧП заставил бы прижать хвосты многих местечковых сепаратистов. Во всяком случае уже сообщение о создании ГКЧП заставило многих сепаратистски настроенных руководителей, т.н. «союзных республик», заявить о своей лояльности этому органу и о своевременности предпринятой акции.

Следовало действовать как китайские силы порядка на площади Тяньяньмень. Запад бы поохал, как в случае с Китаем, да и успокоился, сообразив, что карта бита. Однако неспособность ГКЧП к решительным действиям привела к тому, что акция по наведению порядка превратилась в либеральный переворот.

На третий день провозглашения ГКЧП кто-то из провокационных целей послал группу молодых либералов останавливать БТРы, которые и не шли в сторону «Белого дома», где был их очаг сопротивления. Явно кто-то надеялся, что кого-нибудь раздавят. Была нужна кровь. И она появилась. Трое молодых людей погибли. Этого зрелища члены ГКЧП не выдержали. 21 августа они улетели в Форос к Горбачеву в слабой надежде на его поддержку. Но, в очередной раз, Горбачев предал своих людей. Он объявил их заговорщиками, а себя пленным президентом. Впрочем, эта игра не обманула Ельцина, который открыто намекал позднее старому предателю о его роли в ГКЧП.

Второй февраль в нашей истории свершился

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт